Ressib-nsk.ru

Ресиб НСК
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Социальный механизм действия права в обществе

Тема 5: социальное действие права, его эффективность

1. Механизм социального действия права.

2. Социальная эффективность права.

3. Прогресс и инновации в праве.

Вопрос 1: Механизм социального действия права

С точки зрения социологии права, механизм социального действия права можно вос-принимать как:

1)механизм правового регулирования в социальном контексте;

2)единство правовой структуры и ее функционирования;

3)механизм взаимодействия правовых и иных социальных факторов, принимающих участие в жизни права на всех этапах его функционирования.

В юриспруденции аналогом механизма социального действия чаще всего выступает механизм правового регулирования. Механизм включает в себя только правовые средства юридического воздействия: 1)правовые нормы; 2)акты правоприменения; 3)правоотношения; 4)акты правореализации.

Юридический механизм правового регулирования рассматривается В.М. Сырых как сложная система, состоящая из: 1)правовых средств; 2)субъектов, осуществляющих правовое регулирование и правовую деятельность; 3)юридически значимой деятельности; 4)результатов их деятельности.

При этом единый механизм правового регулирования сообразно стадиям этого регули-рования подразделяется на три компонента: 1)механизм правотворчества; 2)механизм реализации норм права;

3)механизм государственного принуждения.

Социальный механизм правового регулиро-вания состоит из:

1)норм права; 2)иных правовых явлений; 3)воздействующих на них позитивно или негативно социальных факторов.

Функциональная структура социального механизма правового регулирования включает в себя:

1)механизм формирования права;

2)социальный механизм правотворчества;

3)механизм правового информирования;

4)социальный механизм реализации права;

Элементами механизма социального действия права в идеале являются:

1)управляющая система, например, механизм государственного и социального управ-ления, нормы права;

2)социальные факторы, сопутствующие действию права в обществе;

3)передающие системы (информационные, нормативно-ценностные, социально-пси-хологические);

4)регулируемые системы (личность, социальная группа, общество);

5)собственно правомерное активное поведение.

В механизме социального действия права выделяют две стадии:

1)формирование социальных предпосылок социального действия права;

2)собственно социальное действие права.

Действие права осуществляется в формах:

— правового регулирования общественных отношений;

— в этической форме;

— в информационной форме;

— в форме психологического воздействии права; в оценочно-поведенческом воздейст-вии права.

Вопрос 2: Социальная эффективность права

Достижение высокого уровня эффективности права является самой сложной пробле-мой правовой науки. Она включает комплекс вопросов, начиная от правотворчества, социальных функций прав, до реализации права. В этом смысле верны слова К. Кульчара: «Эффективность права – это эффективность не какой-то отдельной нормы, а всей право-вой системы»

Эффективность права может рассматриваться:

1)как показатель частоты применения уголовных норм;

2)соотношение частоты проявления отклонений к правомерному поведению;

3)соотношение между целями, содержащимися в законе, и результатом их действий, т.е. достижение социальных целей, поставленных изданием нормативного акта;

4)вклад закона в укрепление правовых начал и свободы в правовом государстве;

5)способность правовой системы быстро решать назревающие конфликты в социаль-ных отношениях (оптимизировать уровень конфликтности) или степень соответ-ствия реального уровня конфликтности в урегулированных законом общественных отношениях оптимальному для них уровню конфликтности

Современные социологи и правоведы выделяют два основных подхода к классифи-кации факторов, влияющих на эффективность действия правовых норм.

Первый подход связан с выделением во внешней среде действия права основных объективных и субъективных свойств, явлений и процессов, во взаимодействии с которы-ми правовая норма воздействует на поведение индивида и социальной группы. Сюда относятся:

1)макросоциальные условия (реальные возможности общества, состояние общественного сознания);

2)условия, связанные с функционированием политической и правовой системы;

3)микросоциальные условия (малые группы, трудовые коллективы);

4)личностные условия субъекта, реализующего право.

Второй подход связан с анализом элементов механизма действия права в контексте их влияния на эффективность действия правовой нормы. В рамках данного подхода условия эффективности действия норм права соотносятся с самой нормой, деятельностью право-применительных органов и их должностных лиц и, наконец, с особенностями право-сознания и правого поведения граждан, соблюдающих или нарушающих требования правовой нормы

Согласно второму подходу, основными факторами эффективности права выступают:

1)социально-правовое качество самой правовой нормы (законодательства);

2)эффективность правоприменительной деятельности;

3)уровень правосознания правоприменителей и населения.

Качество закона по социальному содержанию определяется:

1)соответствием потребностям развития общества;

2)адекватностью потребностям регулируемых отношений;

3)способностью закона быть инструментом согласования различных интересов;

4)способностью закона оптимизировать уровень социальных конфликтов.

В связи с этим авторами исследования был сформулирован ряд общих условий эффективности правоприменительного процесса. К ним относят:

1)хорошее качество исходной нормы;

2)наличие материальных, кадровых, организационных ресурсов для ее применения;

3)оптимальный механизм применения нормы;

4)высокий уровень правовой информированности, знаний и правовой культуры исполнителей;

5)их заинтересованность в реализации нормы;

6)наличие и эффективность санкций за неисполнение нормы.

Основными дефектами правоприменительного процесса являются:

— недостаточность звеньев правоприменительной цепочки;

— избыток таких звеньев;

— несовершенство звеньев цепочки правоприменительных действий;

— недостаток правовых связей между звеньями;

— избыток таких связей;

— деформирующее влияние внешних социальных факторов;

— общее несовершенство функционирования механизма правоприменения.

Социальное действие права

Статью подготовила доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Волгушева Алла Александровна. Связаться с автором
—>

Вернуться назад на Социальное действие

Не забываем поделиться:

С точки зрения социологии права, механизм социального действия права можно воспринимать как:

1) механизм правового регулирования в социальном контексте;
2) единство правовой структуры и ее функционирования;
3) механизм взаимодействия правовых и иных социальных факторов, принимающих участие в жизни права на всех этапах его функционирования.

В юриспруденции аналогом механизма социального действия чаще всего выступает механизм правового регулирования.

Механизм включает в себя только правовые средства юридического воздействия:

1) правовые нормы;
2) акты правоприменения;
3) правоотношения;
4) акты правореализации.

Юридический механизм правового регулирования рассматривается В.М. Сырых как сложная система, состоящая из:

1) правовых средств;
2) субъектов, осуществляющих правовое регулирование и правовую деятельность;
3) юридически значимой деятельности; 4)результатов их деятельности.

При этом единый механизм правового регулирования сообразно стадиям этого регулирования подразделяется на три компонента:

1) механизм правотворчества;
2) механизм реализации норм права;
3) механизм государственного принуждения.

Социальный механизм правового регулирования состоит из:

1) норм права;
2) иных правовых явлений;
3) воздействующих на них позитивно или негативно социальных факторов.

Функциональная структура социального механизма правового регулирования включает в себя:

Самое читаемое за неделю
Введение ковидных паспортов в 2021 году
Должен знать каждый: Сильное повышение штрафов с 2021 года за нарушение ПДД
Введение продуктовых карточек для малоимущих в 2021 году
Доллар по 100 рублей в 2021 году
Новая льготная ипотека на частные дома в 2021 году
Продление льготной ипотеки до 1 июля 2021 года
35 банков обанкротятся в 2021 году

Задавайте вопросы нашему консультанту, он ждет вас внизу экрана и всегда онлайн специально для Вас. Не стесняемся, мы работаем совершенно бесплатно.

Также оказываем консультации по телефону: 8 (800) 600-76-83, звонок по России бесплатный!

1) механизм формирования права;
2) социальный механизм правотворчества;
3) механизм правового информирования;
4) социальный механизм реализации права;
5) социально-правовой контроль.

Элементами механизма социального действия права в идеале являются:

1) управляющая система, например, механизм государственного и социального управления, нормы права;
2) социальные факторы, сопутствующие действию права в обществе;
3) передающие системы (информационные, нормативно-ценностные, социально-пси-хологические);
4) регулируемые системы (личность, социальная группа, общество);
5) собственно правомерное активное поведение.

В механизме социального действия права выделяют две стадии:

1) формирование социальных предпосылок социального действия права;
2) собственно социальное действие права.

Действие права осуществляется в формах:

— правового регулирования общественных отношений;
— в этической форме;
— в информационной форме;
— в форме психологического воздействии права; в оценочно-поведенческом воздействии права.

Социальные отношения
Социальные принципы
Социальные факторы
Социальный контроль
Социальный статус
Социальный тип
Социальный человек

Получите консультацию: 8 (800) 600-76-83
Звонок по России бесплатный!

Ты помни его немножко, станет твердым как картошка.

Бесплатная консультация
по телефону ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ:
8 (800) 600-76-83

ежедневно с 6.00 до 21.00
Звонок по России бесплатный!

К вопросу о механизме действия права на процесс формирования поведения лица

Козенко, Ю. О. К вопросу о механизме действия права на процесс формирования поведения лица / Ю. О. Козенко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2011. — № 3 (26). — Т. 2. — С. 56-57. — URL: https://moluch.ru/archive/26/2750/ (дата обращения: 08.08.2021).

Механизм действия права на поведение лица – самостоятельный предмет общетеоретической юридической науки. Многообразие научных подходов к понятию «механизм» позволяет рассматривать данный социально-правовой институт из нескольких точек зрения. Прежде всего механизм – (от греческого – μηχανή – машина) многозначительное понятие, которое, в зависимости от контекста, может значить: устройство (совокупность подвижных звеней или деталей), которое передает или превращает (воспроизводит) движение; совокупность промежуточных состояний или процессов любых явлений [1, с. 405]. В юридической литературе предложено около двадцати значений понятия «механизм»: «социальный механизм действия права», «механизм правовой регуляции», «механизм правотворчества», «механизм формирования правомерного поведения», «механизм реализации конституционных прав граждан», «социально-психологический механизм поступка», «механизм конституционной регуляции общественных отношений», «охранительный механизм обеспечения прав и свобод граждан», «механизм защиты субъективных прав и свобод», «административно-правовой механизм противодействия нелегальной миграции», «международно-правовой механизм противодействия нелегальной миграции», и тому подобное [2, с. 270]. По мнению, М. Кельмана и О. Мураш ы на, механизм права это – взятая в единстве система правовых средств, с помощью которых осуществляется упорядочивание общественных отношений и преодоления преград, которые стоят на пути удовлетворения интересов субъектов права [3, с. 404]. В свою очередь, В. Хропанюк определяет механизм правовой регуляции как систему правовых средств, с помощью которых осуществляется упорядоченность общественных отношений в соответствии с целями правового государства [4, с. 118]. Обе из вышеупомянутых теорий являются достоверными и достойными внимания, впрочем, по нашему мнению, комплексный анализ данного соц b ально-правового института следует начинать из рассмотрения права в аспекте его главного качества – действия.

Действие права – это содержательно динамическая составляющая права, которая характеризует фактическую реализацию его свойств осуществлять регулятивное (специально-юридическое), информационно-психологическое (мотивационное), воспитательное (идеологическое), и социальное влияние на участников правоотношений [5, с. 210]. Таким образом, действие права – совокупность всех форм проявления его юридической силы, которая выражает динамику права – процесс его реального регулятивного влияния на установленные общественные отношения. По мнению В. Малахова, действие права может проявляться в следующих аспектах: как социальный механизм действия права (все условия, которые определяют особенности проявления права в реальной жизни); как психологическая составляющая действия права (учет психологических механизмов поведения человека, восприятия, тех или других закономерностей правовой регуляции и влияния); как ценностно-ориентационный механизм действия права (законодательное закрепление, обеспечение реализации и охраны важнейших, для человека и общества ценностей) [6, с. 324]. Ю. Шемчушенко отмечает, что рассмотрение права в аспекте его действия освещает главное качество права – способность осуществлять реальное влияние на деятельность и поведение людей, а из-за этого – способствовать прогрессивным изменениям в обществе. В этом понимании действие права характеризует движение сущности права. Но, каким же образом механизм действия права влияет на сознание и поведение адресатов? По нашему мнению, такое действие имеет несколько аспектов: информационный, ценностный, стимулирующий, принудительный. Информационный аспект действия права на поведение рассматривается, в первую очередь, с точки зрения познавательной деятельности. Ведь право – это один из видов социальной информации, под которой понимается знание, сообщение, сведения о социальной форме материи и по всех другие ее формы, в той мере, в которой они охвачены орбитой общественной жизни [7, с. 245]. Таким образом, модель поведения, которое содержится в норме права сообщает лицу позицию государства по данному вопросу, указывает на существование некоторых определений, одобренных обществом и государством, средств достижения тех или других целей, сообщает о последствиях поведения. Ценностный (аксиологичний) аспект действия права заключается в его влиянии по убеждению лица, на ее мировозренческие ориентации и установки, чувства и эмоции. Следовательно, ценность, которая выражается в праве, не способна подсказать, юридическую тактику поведения, зато, она указывает на его стратегию. Ценностные представления входят в правовое и моральное сознание лица, становятся неотъемлемой частью его психологии. Правовые ценности способны влиять на наиболее отдаленные звенья причинной связи, из которой состоит генезис поведения: на потребности, интересы, цели, выбор средств и осуществления поступка [8, с. 114]. Дополняя информационный и ценностный аспекты действия права, стимулирующий и принудительный, в свою очередь, влияют не только на интеллект и эмоции, но и на волю исполнителя. Стимулирующее действие права выражается в юридическом признании, обеспечении и защите правомерных поступков, и в материальном и моральном поощрении полезных обществу поступков. Принудительность же заключается в возможности применения государственно принудительных мер в тех случаях, когда лицо не исполняет возложенные на нее юридические обязанности, когда возникают препятствия в осуществлении субъективных юридических прав [9, с. 201].

Следовательно , механизм действия является одним из ключевых аспектов права, что одновременно отображает его функцию, динамику, и сущность, которая остается неизменной в том, что право было, есть и будет властным нормативным регулятором общественных отношений, поведения людей. Как и правовая система общества, механизм действия права являет собой целостность правовой действительности, определяется закономерностями эволюции общества, уровнем развитой экономики, культуры. Его назначение заключается в приведении в действие необходимых элементов правовой системы, обеспечении их «работы». От механизма действия права зависят эффективность правовой регуляции, соответствие поведения участников общественных отношений распоряжениям юридических норм, их движение к удовлетворению собственных интересов.

Мала гірнича енциклопедія в 3-х томах / [За ред. В. С. Білецького]. – Донецьк: Донбас, 2004, 808 с;

Проблеми державотворення та правотворення в Україні (в контексті порівняльного правознавства та права на приватність): матеріали круглого столу (22 травня 2009 р.). – Л.: ЛьвДУВС, 2009. – 304 с;

Кельман М. С. Загальна теорія держави і права: Підручник / М. С. Кельман, О. Г. Мурашин, Н. М. Хома. – Л.: Новий світ-2000, 2007. – 584 с;

Хропанюк В. Н. Теория государства и права: Учебник для ВУЗов / В. Н. Хропанюк. – М.: Омега-Л, 2008. – 384 с;

Шемчушенко Ю. С. Дія права: інтегративний аспект: Монографія / Ю. С. Шемчушенко. – К.: Юридична думка, 2010. – 501 с;

Теория государства и права: Учеб. пос. для студентов / В. П. Малахов, И. А. Горшенева, А. А. Иванов. – М.: 2009. – 423 с;

Parsons T . Family, socialization and interaction process / T . Parsons , R . Baylz . – Columbia , 1955. – 246 p ;

Кудрявцев В. Н . Право и поведение / В.Н. Кудрявцев. – М.: Наука, 1976. – 211 с;

Кудрявцев В.Н. Правовое поведение:норма и патология/В. Н. Кудрявцев.–М.: 314 с.

Механизм действия права

МЕХАНИЗМ ДЕЙСТВИЯ ПРАВА — сложно организованная система социально-правовых средств (принципов, предписаний, институтов, действий или мер социального и юридического свойства), рассматриваемая в единстве и во взаимосвязи с социальной деятельностью людей, их интересами и потребностями и связанную с обеспечением (направлением, подчинением, поощрением) достижения целей этой деятельности в определенных общественных условиях и конструктивными (правовыми) способами.

Механизм действия права включает следующие составные части: социально-юридические средства; социальный субъект, функционирующий в сфере действия права, социально-правовые условия (социально-правовая среда). Предложенный подход к пониманию механизма действии права в отличие от распространенного в специальной литературе мнения по этому вопросу не сводит его (механизм) исключительно к социально-правовым средствам, интегрирует все возможные его аспекты, отражающие процессы формирования и проявления правовой активности, — социальный (в узком смысле), психологический и юридический.

Элементарные начала общей теории права. — Право и закон, М.: КолосС . под общей ред. д-ра юрид. наук, проф. В. И. Червонюка . 2003 .

  • Методы познания
  • Механизм обеспечения реализации закона

Смотреть что такое «Механизм действия права» в других словарях:

Механизм правового регулирования — совокупность юридических средств (нормы права, субъективные права и юридические обязанности, юридические факты, властные акты правоприменительных органов, организационная деятельность государства и его органов), с помощью которых осуществляется… … Элементарные начала общей теории права

Права человека — (Human rights) Понятие прав человека, конституционные права и свободы Информация о понятии прав человека, конституционные права и свободы Содержание Содержание Раздел 1. Становление и развитие правового статуса человека и гражданина в… … Энциклопедия инвестора

Механизм правового регулирования — это система юридических средств, организованных наиболее последовательным образом в целях преодоления препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов субъектов права. Он позволяет: обеспечить комплексное воздействие различных средств на… … Большой юридический словарь

Глава 6. Действие права. Правовое регулирование — Глава 6 ДЕЙСТВИЕ ПРАВА. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ Действие праваМеханизм действия праваУровни действия праваУровень восприятия (существования) права … Элементарные начала общей теории права

Применение права — властно организующая деятельность компетентных органов и лиц, обеспечивающих в конкретных жизненных случаях реализацию юридических норм гражданами и их объединениями. Особенности применения права проявляются в следующем: Применение права это… … Элементарные начала общей теории права

Догма права — Догма права понятие юридической науки, означающее, во первых, всю совокупность существующих на данный момент в государстве правовых норм, то есть позитивное право в его данности, вне зависимости от каких либо субъективных оценок и… … Википедия

Предмет общей теории государства и права — социально правовая и государственно правовая действительность, общие и специфические закономерности их возникновения и развития, познание и использование которых позволяет разрабатывать фундаментальные проблемы, имеющие методологическое значение… … Элементарные начала общей теории права

Взаимосвязь материального и процессуального права — обусловленная регулятивной природой действия права объективная взаимная двусторонняя связь между нормами материального и процессуального права. Отрасли, образующие систему права, вне зависимости от их относимости к публичным или частным… … Элементарные начала общей теории права

СОЦИОЛОГИЯ ПРАВА — 1. Часть правоведения, изучающая соц. условия возникновения (генезис), развития и действия права в об ве. 2. Научн. направление, занимающееся изучением основ правопорядка, причин и условий соц. изменений, происходящих под воздействием права, в… … Российская социологическая энциклопедия

теория государства и права — общественно политическая наука и учебная дисциплина, изучающая общие закономерности возникновения, становления и развития государства и права как таковых, а также специфические закономерности возникновения, становления и развития государства и… … Большой юридический словарь

Социальная реклама

Социальная реклама (Social Advertising) — это реклама, направленная на изменение моделей социального поведения и привлечение внимания к общественно значимым явлениям и проблемам. Социальная реклама представляет собой особую форму неличного представления и продвижения социальных идей, поведения и практик, способствующих как гуманизации общества в целом, так и достижению отдельных целей, полезных с точки зрения общественного блага.

Развитие социальной рекламы связано с представлениями о функции рекламы как агента социальных изменений, которая подразумевает, что реклама способствует или может способствовать передаче и распространению социальных норм и ценностей. Как и коммерческая реклама, социальная реклама благодаря своей тиражности, многообразию, лаконизму и эмоциональности обладает значительными возможностями воздействия на массовое сознание. Вместе с тем, мнения в отношении эффективности социальной рекламы неоднозначны.

Социальная реклама использует те же средства, что и коммерческая. Их различают лишь цели. Стратегической целью любой социальной рекламы является изменение поведенческой модели общества по отношению к объекту рекламы, а в некоторых случаях — создание новых социальных ценностей. В качестве объекта такой рекламы выступает осязаемый или неосязаемый социальный продукт (идеи, ценности, отношения), предназначенный для осуществления определенных изменений в сознании и поведении общественных групп. Этот вид рекламы представляет общественные или государственные интересы и, как правило, ориентирован не на узкую целевую группу потребителей, а на аудитории, объединенные преимущественно по своему социальному статусу, либо на все общество или его значительную часть.

Социальная реклама относится к некоммерческой рекламе, так как не подразумевает извлечения прибыли. Чаще всего заказчиками такой рекламы выступают государственные институты и общественные организации, а рекламопроизводители и рекламораспространители производят и размещают ее на безвозмездной основе, в соответствии с требованиями законодательства. Регулирование социальной рекламы в разных странах организовано по-разному: в одних странах эти функции сосредоточены в руках правительства, в других этим занимаются общественные организации, в третьих регулирование практически отсутствует. В большинстве государств специального законодательства о социальной рекламе не существует. В России социальная реклама регулируется законодательно.

Правовое определение термина «Социальная реклама» содержит статья 3 Федерального закона Российской Федерации «О рекламе» от 13 марта 2006 года № 38-ФЗ: «Социальная реклама — информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на достижение благотворительных и иных общественно полезных целей, а также обеспечение интересов государства» . В такой трактовке этот термин используется только в России. По своему содержанию, за исключением некоторых (государственно-политических) аспектов коммуникации, российский термин «Социальная реклама» соответствует распространенному в мировой рекламной практике понятию «Общественная реклама» (Public Advertising). В ряде англоязычных стран для обозначения такого вида рекламы также используются термины «Public Service Advertising» и «Public Service Announcement».

Статья 10 Федерального закона «О рекламе» описывает основные требования к социальной рекламе: «Рекламодателями социальной рекламы могут выступать физические лица, юридические лица, органы государственной власти, иные государственные органы и органы местного самоуправления, а также муниципальные органы, которые не входят в структуру органов местного самоуправления. Органы государственной власти, иные государственные органы и органы местного самоуправления, а также муниципальные органы, которые не входят в структуру органов местного самоуправления, осуществляют размещение заказов на производство и распространение социальной рекламы в соответствии с законодательством Российской Федерации. Заключение договора на распространение социальной рекламы является обязательным для рекламораспространителя в пределах пяти процентов годового объема распространяемой им рекламы (в том числе общего времени рекламы, распространяемой в теле- и радиопрограммах, общей площади печатного издания, общей рекламной площади рекламных конструкций). Заключение такого договора осуществляется в порядке, установленным Гражданским кодексом Российской Федерации. В социальной рекламе не допускается упоминание о конкретных марках (моделях, артикулах) товаров, товарных знаках, знаках обслуживания и об иных средствах их индивидуализации, о физических лицах и юридических лицах, за исключением упоминания об органах государственной власти, об иных государственных органах, об органах местного самоуправления, о муниципальных органах, которые не входят в структуру органов местного самоуправления, и о спонсорах» .

Некоторые специалисты считают, что уровень законодательного и общественного регулирования социальной рекламы в России пока недостаточен, так как некоторые важные аспекты отношений, возникающих в процессе создания и распространения социальной рекламы, до сих пор не регламентированы. Несмотря на значительное количество примеров эффективного использования социальной рекламы в отдельных сферах общественной жизни, в целом ощущается недостаток координации и системности деятельности в этой области. Отсутствуют механизмы оценки целесообразности и эффективности социальной рекламы. Программы ее распространения часто не согласованы, а содержание отдельных образцов социальной рекламы вызывает шок у населения и даже имеет обратный эффект.

Социальная реклама реализуется с помощью социальной рекламной кампании — организованного усилия группы людей (агентов перемен), направленного на убеждение других людей принять или изменить поведение, отношение или практики, либо поддержать социально-значимые общественные проекты. Используя инструменты рекламы, агенты перемен активизируют внимание общества или его части с целью осуществления изменений в его сознании и поведении по отношению к тем или иным социально-значимым проблемам.

Основные элементы кампаний социальной рекламы:

  1. Основание — общественное стремление, которое, как полагают агенты перемен, обеспечивает желаемый ответ на имеющуюся социальную проблему.
  2. Агент перемен — личность, организация или альянс, которые посредством кампании социальных изменений пытаются произвести какие-то перемены в обществе.
  3. Целевая аудитория — общественные группы или население в целом, которые являются объектом изменений со стороны агентов перемен.
  4. Каналы распространения — пути взаимодействия и каналы размещения рекламы, через которые производится воздействие и получается ответная реакция со стороны целевых групп.
  5. Стратегия изменений — направление или программа, принятые к действию агентами перемен для внесения изменений в отношение или поведение целевых групп.

В зависимости от поставленных целей, социальная реклама может решать следующие основные группы задач:

  1. Формирование общественного мнения.
  2. Привлечение внимания к актуальным проблемам общественной жизни.
  3. Стимулирование действий по решению проблем общественной жизни.
  4. Поддержка государственной политики.
  5. Укрепление институтов гражданского общества.
  6. Демонстрация социальной ответственности бизнеса.
  7. Формирование новых типов общественных отношений.
  8. Изменение поведенческих моделей в обществе.

В зависимости от выбранных коммуникационных стратегий, социальная реклама может выполнять следующие основные функции:

  1. Образовательная.
  2. Воспитательная.
  3. Агитационная.
  4. Информационная.

В настоящее время приоритетными направлениями кампаний социальной рекламы являются следующие темы:

  1. Общество — гражданская ответственность; проблемы развития общества; проблемы безопасности жизнедеятельности; проблемы достижения равных прав и социальных гарантий; проблемы интеграции в общество людей с ограниченными возможностями; проблемы престарелых; привлечение внимания общества к социально незащищенным гражданам; профилактика социально опасных явлений и так далее.
  2. Здравоохранение — здоровый образ жизни; планирование семьи; профилактика опасных заболеваний; профилактика тобакокурения, наркотической и алкогольной зависимости.
  3. Экология — проблемы загрязнения окружающей среды; охрана природы; защита биоразнообразия; защита отдельных исчезающих видов растений и животных; защита лесов, заповедников и других природных объектов.
  4. Семья — защита семьи, детства и материнства; ценность семейных отношений; пропаганда против насилия в семье и так далее.

Основными заказчиками кампаний социальной рекламы являются государственные институты, общественные организации, благотворительные учреждения, а также отдельные коммерческие организации и профессиональные объединения.

В настоящее время основными заказчиками социальной рекламы в России выступают следующие организации:

Конституционные права и свободы человека и гражданина

Статья 17 Конституции РФ провозглашает:

«1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

2. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

3. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.».

Статья 18 Конституции РФ провозглашает:

«Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.».

Статья 19 Конституции РФ провозглашает:

«1. Все равны перед законом и судом.

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.».

Глава 2 Конституции Российской Федерации (далее – Конституция) устанавливает некоторые общие принципы правового статуса человека и гражданина, перечень личных (гражданских), политических, социально-экономических и культурных прав человека и гражданина, основные гарантии их реализации, обязанности граждан. В этой же главе устанавливаются и возраст, с которого наступает полная дееспособность граждан Российской Федерации; некоторые принципы гражданства, основы правового статуса иностранных граждан и лиц без гражданства; предоставление политического убежища.

Положения главы 2 развивают установленную статьей 2 Конституции норму о высшей ценности человека, его прав и свобод и имеют фундаментальный характер по отношению к законодательным и иным правовым актам о правах и свободах человека и гражданина, принимаемым в Российской Федерации, поэтому они не могут меняться в обычном порядке. Конституционно установленная система носит открытый характер, что обусловлено признанием прав и свобод, не только закрепленных в самой Конституции, но и иных, общепризнанных на международном уровне.

В действующей Конституции права и свободы в Российской Федерации регулируются на основе таких важнейших международно-правовых актов, как Всеобщая декларация прав человека ООН от 10 декабря 1948 г.; Международные пакты о гражданских и политических правах и об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.; Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. ; Конвенция по борьбе с дискриминацией в области образования от 14 декабря 1960 г.; Декларация о ликвидации дискриминации в отношении женщин от 7 ноября 1967 г.; Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. и др.

Среди прав человека особо выделяются так называемые естественные, т.е. неотчуждаемые права, принадлежащие ему в силу рождения как личности. К числу естественных неотчуждаемых прав человека относят право на жизнь, свободу, безопасность, собственность, физическую и психическую неприкосновенность, достоинство личности, личную и семейную тайну и т.п. Считается, что эти права государственная власть не может даровать или отчуждать своими актами и действиями.

Естественным правам и свободам человека присущи следующие признаки:

1) принадлежат индивиду от рождения;

2) складываются объективно и не зависят от государственного признания;

3) имеют неотчуждаемый, неотъемлемый характер, признаются естественными (как воздух, земля, вода и т.п.);

4) являются непосредственно действующими.

Для реализации естественных прав человека, как право на жизнь, на достойное существование, на неприкосновенность, достаточно лишь факта рождения, и совсем не обязательно, чтобы человек обладал качествами личности и гражданина. Для реализации большинства приобретенных прав требуется, чтобы человек был гражданином, признавался полноценной личностью.

Конституционное закрепление естественных прав человека означает, что:

— федеральные органы государственной власти РФ, органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления при принятии законов должны руководствоваться общепризнанными принципами и нормами международного права;

— правоприменительные органы, прежде всего суды, при решении конкретных дел обязаны принимать решения не только на основе Конституции и законов РФ, но и общепризнанных принципов и норм международного права;

— физические и юридические лица, реализуя свои права и свободы, могут рассчитывать на то, что государственные органы должны охранять и защищать их права и законные интересы в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

Поскольку ни государство, ни иной субъект не даруют человеку принадлежащие ему от рождения права, следовательно, никто не имеет права их отнять. Неотъемлемость, неотчуждаемость основных прав и свобод человека — один из принципов основ правового статуса личности в России. Однако человек — существо общественное, поэтому свобода каждого в осуществлении своих интересов и потребностей не может быть безграничной. Она неизбежно столкнется с нарушением интересов таких же членов общества. Нормальная жизнедеятельность гражданского общества и правового государства возможна только при разумном и необходимом ограничении свободы каждого индивида.

Равноправие как важнейший принцип правового статуса личности провозглашено в Конституции как равенство всех перед законом и судом. Законы, адресованные всем субъектам права, распространяются на них в равной мере. Ограничения в правах устанавливаются Конституцией и федеральными законами, например, норма ст. 32 Конституции предусматривает ограничение избирательных прав граждан, находящихся в местах лишения свободы по приговору суда и признанных судом недееспособными. Поскольку судебная защита является наиболее эффективным способом охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина, большое значение имеет конституционное закрепление равенства всех перед судом. Равенство прав и свобод человека и гражданина означает отсутствие дискриминации граждан независимо от присущих человеку от природы свойств, например, пола, расы, национальности; от приобретенных черт, характеризующих положение человека в обществе, в том числе языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям. Приведенный перечень наиболее распространенных обстоятельств, наличие которых не должно служить основанием для ущемления прав и свобод человека и гражданина, не может быть полным. В Конституции приводятся лишь наиболее распространенные основания, чаще встречающиеся на практике.

Закрепленный в ст. 55 Конституции принцип возможности ограничения прав и свобод человека и гражданина в той мере, в какой это необходимо в целях обеспечения обороны и безопасности государства, содержит требование разумной достаточности применяемых мер, которые могут осуществляться только в такой степени, в какой это требуется остротой положения при условии, что такие меры не влекут за собой дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения, а также не предусматривают ограничения прав и свобод, перечисленных в ч. 3 ст. 56 Конституции РФ, которые не могут ограничиваться ни при каких обстоятельствах, в том числе и в условиях чрезвычайного или военного положения.

Дата публикации: 21.03.2013 г.
Дата изменения: 14.12.2016 г.

Социальный механизм действия права в обществе

Член Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Игорь Ашманов выделил основные минусы социального рейтинга: «Во-первых, это непрозрачность правил: кто эти правила пишет. Они не обсуждаются публично, их пишут программисты. Возникает условная цифровая власть непонятных людей, которые никому не известны, но которые сильно влияют на жизнь. Во-вторых, этот рейтинг принимает решения, и эти решения могут иметь большое количество звеньев. Например, тебя не возьмут на работу, и ты даже не поймешь почему. Также всегда есть риск компрометации. Все эти риски создают общий — риск цифровой дискриминации человека. Возникает структура, параллельная конституции. Вообще, в конституции у нас говорится, что права у всех одинаковые, и даже в порядке эксперимента нельзя делать одних граждан менее равными, чем других. Мы сейчас живем в эпоху «горячей десятки», и в ней действует принцип положительной обратной связи — богатые всегда становятся богаче, а бедные — беднее. Я боюсь, что люди, продвигающие идеи социального рейтинга, не имеют понятия об этом принципе».

Его дополняет Анна Швабауэр: «Социальный рейтинг — это диктатура определенной системы ценностей. Это нарушение седьмой статьи конституции, в которой сказано, что у нас должно быть обеспечено свободное развитие человека. Система соцрейтинга сама по себе очень криминогенна. Кто не захочет за умеренную плату «починить» свой рейтинг? Социальный рейтинг — явный провокатор социальной дестабилизации. Такая система, очевидно, вызовет протестные настроения в обществе, а между тем, по новым поправкам в конституцию, государство обязано создавать условия для взаимного доверия государства и общества».

Валерий Фадеев отмечает, что частные компании выступают за введение такого рейтинга.

С ним соглашается Анна Швабауэр: «Зачем нужен этот рейтинг? Некоторые люди, очень часто банкиры, считают, что, если все всё будут знать, будет сложно манипулировать людьми. По их мнению, нужно, чтобы элита все знала, а остальные люди были объектам их управления».

«У нас, к сожалению, уже создается юридическая основа для этого безобразия. У нас уже заложено в национальной программе «Цифровая экономика Российской Федерации», в направлении «Цифровое государственное управление», что должны быть созданы открытые профили компетенций граждан с траекториями их развития, а к 2024 г. должна быть создана система идентификации, включая биометрические и цифровые профили граждан. Там же говорится, что запланировано исключение человека из участия в процессе принятия решения при предоставлении госуслуг», — отмечает Анна Швабауэр.

В АНО «Цифровая экономика» отказались комментировать заявления спикеров.

«В каком-то смысле социальный рейтинг в нашей стране уже работает. Например, есть Бюро кредитных историй — это кредитный социальный рейтинг. Есть данные о здоровье или соблюдении ПДД, на который ориентируются страховые компании. Есть «Яндекс.Такси», где взаимно рейтингуются водитель и пассажир. Есть черные списки авиакомпаний. Полагаю, идея в том, чтобы объединить эти рейтинги в единый ID, который, в случае если инициатива будет государственной, очевидно, будет работать через госуслуги. С правовой точки зрения нужно прописать информационные шлюзы между соответствующими базами данных и добавить соответствующие положения в условия госуслуг. Будет ли это добровольно или принудительно — вот в чем вопрос. Второй вопрос — сохранность данных, независимость системы, защита от утечек и ответственность оператора системы в случае их возникновения — вот эти моменты, я полагаю, должны быть прописаны в федеральном законе отдельно. Надо отметить, что система социальных рейтингов — это не только Китай, подобные механизмы есть и в ЕС, и в США. Последние применили социальный рейтинг в специфической сфере — выявление и изоляция дебоширов в барах», — отмечает владелец IT-legal компании «Катков и партнеры» Павел Катков.

«Если говорить про социальный рейтинг, то подразумевается, что это некая шкала обратной связи, которая не носит комплексный характер и, как правило, включает элементы субъективной оценки. Суть этого рейтинга — обеспечить социальное регулирование согласно выбранным критериям. На протяжении всей жизни человек набирает условные баллы за заслуги и проступки, в результате чего система определяет его в соответствующую группу. Результаты могут быть самыми разными: согласно таким рейтингам, гражданин может претендовать занять высочайший государственный пост в стране, а с другой стороны, его могут лишить водительских прав или запретить выезжать из города. Подобные рейтинги уже есть в Китае, где людей разделяют на условные классы/группы, и все это сильно напоминает фантастический роман-антиутопию Замятина «Мы»; а в нынешней диджитал-эпохе такие рейтинги могут привести к цифровой диктатуре, где человек имеет ограниченные возможности для карьерного и профессионального роста», — отмечает директор по административно-кадровым вопросам и социальной политике ИТ-компании «Крок» Любовь Трунина.

«Обращаясь к международной практике внедрения социального рейтинга, в первую очередь стоит обратиться к опыту Китая, где порой ситуация выглядит как цифровой сегрегатор, в частности в ситуации, когда 23 млн граждан не смогли приобрести билеты на различные авиарейсы, хотя любой рейтинг — это в первую очередь референтная модель снижения рисков. Полагаю, что среди среднего и малого бизнеса мог бы быть проявлен интерес к социальному рейтингу в случае отсутствия собственных риск-моделей. В России сейчас существует инициатива создания цифрового профиля гражданина, возможно, социальный рейтинг будет комплементарен в данном случае. В бизнесе наличие рейтинга — это снижение риска ошибки, то есть очевидный экономический плюс. Думаю, что в контексте социального рейтинга можно говорить о потенциальных экономических выгодах», — подчеркивает директор по развитию бизнеса Softline в нацпроекте «Цифровая экономика» Сергей Сошников.

«В ряде сфер нашей жизни в той или форме присутствуют рейтинги. Например, банк может отказать в выдаче кредита, если у потенциального заемщика плохая кредитная история, а таксист может не принять заказ от клиента, которому его коллеги поставили невысокие оценки за поездки. Даже в подобных случаях порой возникают ситуации, когда люди чувствуют себя ущемленными. Но введение подобных правил в национальном масштабе может привести к огромным проблемам», — отмечает руководитель направления аналитики и спецпроектов ГК InfoWatch Андрей Арсентьев.

«Говоря о социальном рейтинге, можно выделить ряд рисков, которые он неизбежно повлечет. Прежде всего это серьезные риски ущемления людей в правах, нарушение принципов конституции. Также введение социального рейтинга чревато созданием механизмов манипулирования и управления людьми, появления «теневой власти» и неких форм «цифрового концлагеря». Нельзя исключать, что, при определенных условиях, в обществе начнут культивировать систему доносительства ради увеличения рейтинга. Наконец система цифрового рейтинга — это по определению гигантские объемы данных, которые где-то и кем-то будут обрабатываться и храниться. Никто не даст гарантии, что эти данные не утекут и к ним не сможет получить доступ злоумышленник с целью изменения социального рейтинга у тех или иных людей», — подчеркивает Андрей Арсентьев.

Напомним, что, например, компания Citylife, планировала создать индекс личности человека (ИЛЧ). На пу­ти соз­да­ния ИЛЧ Citylife на­мере­на была по­купать у лю­дей персональ­ные дан­ные. Citylife предполагала строить ИЛЧ на «трех китах»: объеме электропотребления человека (по аналогии с государствами, ВВП которых растет, если увеличивается потребление электрической энергии), его действиях в банковской среде (транзакции, ипотека, потребительские и прочие кредиты, своевременность погашения и др.) и его коммуникациях с государством (налоги, штрафы, обращения в медучреждения и т.п.; см. новость ComNews от 24 октября 2019 г.).

IV Социальный форум России «Защита социальных прав граждан: партнёрство власти и общества»

Организаторы Форума: Государственная Дума Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации, Совет по правам человека при Президенте Российской Федерации, Общественная палата Российской Федерации, Фонд региональных социальных программ «Наше будущее», Автономная некоммерческая организация «Агентство стратегических инициатив», Автономная некоммерческая организация «Центр информационных стратегий», Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)».

Форум проводится при поддержке Администрации Президента Российской Федерации.

В работе Форума принимают участие заместитель председателя Общероссийского Профсоюза образования Михаил Авдеенко и специалисты аппарата Общероссийского Профсоюза образования.

Цель Социального форума России – консолидация усилий гражданского общества, бизнеса и власти в решении актуальных социальных задач определенных в Указах Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года и защите социальных прав граждан.

Социальный форум России – это:

  • полиформатная общероссийская площадка для обмена мнениями по актуальным вопросам реализации социальной политики и защиты социальных прав граждан, укреплению профессиональных контактов участников социального развития России;
  • масштабная презентация социальных проектов и инициатив государства, бизнеса и общества;
  • выявление проблем нормативно-правового регулирования и правоприменительной практики в обеспечении социальных прав граждан Российской Федерации;
  • подготовка и продвижение общественных предложений по повышению эффективности реализации социальной политики и защиты социальных прав граждан;
  • содействие развитию социально ориентированных некоммерческих организаций.

В ходе работы стратегических сессий и на секциях IV Социального форума России обсуждаются вопросы реализации права на жилище для малоимущих, многодетных, молодых семей, проблемы и перспективы реализации пенсионных прав граждан, использование инструментов общественного контроля и независимой оценки качества социальных услуг в защите социальных прав граждан, трудности и необходимые решения в защите трудовых прав, механизмы благотворительности в реализации социальных прав граждан, защита прав и традиционных ценностей российских семей, материнства и детства, реализация прав граждан в сфере здравоохранения, защита прав людей с инвалидностью и социальных прав молодёжи, соблюдение правовых гарантий для социально уязвимых слоёв населения и другие.

В рамках мастер-классов участники Форума ознакомятся с новыми технологиями и механизмами общественного контроля и общественно-государственного взаимодействия по актуальным вопросам социальной политики и реализации социальных прав граждан.

Модераторами пленарных дискуссий Форума станут члены Правительства России, Государственной Думы России и Общественной палаты Российской Федерации, представители некоммерческого сектора, экспертного сообщества, бизнеса и средств массовой информации.

Во время IV Социального форума России будет работать выставка социальных проектов и программ, представляющая лучшие региональные практики в социальной сфере, лучшие практики развития социальных учреждений, проекты социально ориентированных некоммерческих организаций.

Выставка направлена на выявление, поддержку и продвижение инновационных проектов в области предоставления социальных услуг, образования, здравоохранения и социальной защиты, проектов развития социальных учреждений, включая социально ориентированные некоммерческие организации.

В дни проведения Форума также состоится V Всероссийский фестиваль социальных программ «СоДействие», направленный на выявление лучших проектов социально ориентированных некоммерческих организаций. Фестиваль «СоДействие» является площадкой для обмена мнениями, укрепления профессиональных контактов участников социального реформирования и включает в себя: конкурс социальных проектов некоммерческих организаций, действующих в регионах Российской Федерации. Главная задача V Фестиваля «СоДействие» — консолидация экспертного потенциала лидерских некоммерческих организаций, действующих в социальной сфере субъектов Российской Федерации и создание активного постоянно действующего экспертного сообщества из числа некоммерческих организаций — победителей конкурса «СоДействие».

В Социальном форуме России запланировано участие вице-губернаторов субъектов Российской Федерации, курирующих социальный блок, представителей федеральных и региональных органов законодательной и исполнительной власти, руководителей региональных общественных палат, крупнейших социально ориентированных некоммерческих организаций, представителей экспертного сообщества бизнеса и средств массовой информации.

Грузинские правозащитники потребовали расследовать сведения о прослушке активистов

Грузинский телеканал обнародовал в эфире данные о прослушке СГБ Грузии политиков и активистов, после чего правозащитники потребовали от прокуратуры расследовать эти сведения. Парламент Грузии должен взять на контроль работу спецслужбы, так как отсутствие надзора дает ей возможность вести безотчетный контроль в любой сфере, отметили грузинские НПО в совместном заявлении.

В распоряжении телеканала «Мтавари архи» оказались сведения о тайной прослушке спецслужбами Грузии публичных лиц. 1 августа гендиректор телекомпании Ника Гварамия в прямом эфире авторской программы зачитал сборник текстовых записей телефонных разговоров, сделанных тайно Службой госбезопасности Грузии на протяжении 2020 года, передал корреспондент «Кавказского узла».

Собранная информация делится на два вида – записи личных разговоров, в том числе интимной жизни и разговоры активистов об их деятельности. Речь идет о прослушке политиков от правящей партии «Грузинская мечта», оппозиционеров, журналистов, священников, бизнесменов и гражданских активистов. В частности, среди информации, озвученной Гварамией, была информация о нетрадиционной сексуальной ориентации священника и представительницы одной из оппозиционных партий; интимной связи высокопоставленного чиновника с журналистом, которая забеременела от него и была вынуждена сделать аборт. Также была раскрыта информация о жизни бизнесменов.

Гварамия озвучивал информацию не указывая при этом имен объектов прослушки. Гендиректор телекомпании возложил ответственность за тайную слежку на главу Службы госбезопасности Грузии и его заместителя Григола Лилуашвили и Левана Ахобадзе, также на руководителя оперативно-технического отдела СГБ Кобу Кобаидзе.

Правозащитники потребовали расследовать информацию о прослушке

18 неправительственных организаций выступили с совместным обращением, в котором указали, что информация о том, что грузинские спецслужбы вели прослушку публичных лиц подтвердили бытующие в обществе подозрения о тайной слежке. «Эта информация говорит о том, что Служба государственной безопасности контролирует и следит не за одной группой людей, одним кругом, люди не защищены. Среди них, представители неправительственных организаций, СМИ и политики. На фоне фрагментарных реформ, фиктивного суда и слабой парламентской подотчетности Служба государственной безопасности, со своими силами в избытке и мощными рычагами, создала механизм массового контроля. Тревогу вызывает то, что парламент продолжает усиливать оперативное техническое обеспечение и указывает на изменение в законе об информационной безопасности», – сказано в совместном заявлении НПО, перевод которого выполнен корреспондентом «Кавказского узла».

Спецслужбы расходуют средства, чтобы тайно следить за политиками и активистами, это происходит на фоне хрупкой демократии, тяжелого политического кризиса, заявили правозащитники. «[СГБ создала] жесткое политизированное ведомство, стоящее на страже интересов влиятельных политических фигур, старающихся сохранить власть слежкой, запугиванием и шантажом. В стране слабые механизмы для реагирования на незаконную деятельность СГБ, также в стране нет инструментов для эффективного контроля за деятельностью ведомства», – сказано в совместном заявлении.

Также правозащитники отметили, что отсутствие парламентского надзора дает спецслужбе «безнаказанно, безо всякой отчетности контролировать людей в любой сфере жизни». НПО призвали прокуратуру незамедлительно начать расследование о тайной слежке, а парламент – взять на контроль работу ведомства.

Объекты тайной слежки подтвердили обнародованную информацию

Телеканал продемонстрировал в своем эфире схему правления «Грузинской мечтой», считает представитель оппозиционной партии «Единое национальное движение» Георгий Ботковели. «Она именно так [управляется. Ее руководство] не доверяет людям, которых считает своими рабами, и постоянно их контролирует», – сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

Противоположную точку зрения высказал один из лидеров «Грузинской мечты», депутат парламента Ираклий Кобахидзе. Он назвал озвученную телеканалом информацию «сказками и фантазией». Телефонные разговоры граждан прослушиваются с разрешения суда, иначе это противозаконно, подчеркнул Кобахидзе и отказался давать официальный комментарий, передал корреспондент «Кавказского узла».

В эфире телекомпании был зачитан текстовый документ, что указывает на «отсутствие» аудиозаписей, а тексты о том, «кто кому и что сказал может написать любой человек», заявил бывший спикер парламента Грузии Арчил Талаквадзе, передал корреспондент «Кавказского узла».

Один из тех, чей телефонный разговор был озвучен телеканалом в ходе обнародования информации о прослушке – руководитель НПО «Демократическая инициатива Грузии» Георгий Мшвениерадзе подтвердил, что такой разговор по телефону был. «Я подтверждаю, такой разговор действительно был. Это приблизительно совпадает с той датой, которая была озвучена. В телефонном разговоре шла речь о поддержке и солидарности с руководителем неправительственной организации «Центр социального справедливости» Тамтой Микеладзе, вызванной в СГБ в связи с ее правозащитной деятельностью. Как бы ни оправдывалась СГБ, эта запись получена незаконно», – сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

Достоверность сути озвученного в эфире «Мтавари архи» его телефонного разговора также подтвердил представитель НПО «Международная прозрачность – Грузия» Бесик Намчавидзе. При этом его удивило, что СГБ заинтересовалась именно этим разговором, хотя по телефону он вел и другие, более интересные для ведомства. «Видимо, тогда я гораздо лучше защищался, используя различные пути. Это был телефон по открытой телефонной связи. Я не знаю, в каком уголовном деле я фигурирую, на основании которого меня могут слушать», – сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

Ранее было подозрение в осуществлении незаконного прослушивания людей, но сейчас стал известен масштаб происходящего. СГБ на прослушивание одного представителя НПО с другим тратит очень серьезные ресурсы. Кроме того, проявляют интерес к интимной жизни, сказал корреспонденту «Кавказского узла» представитель «Центра социальной справедливости» Гурам Имнадзе.

Закон и законодательные акты Грузии, регулирующие слежку за гражданами и ее процесс, несовершенны. По законодательству, разрешение на тайное прослушивание и слежку за людьми выдает суд на срок от трех до шести месяцев, в случае необходимости этот срок продлевается. Также можно осуществлять контроль без разрешения суда – это происходит на короткий срок и при условии неотложных оперативных действий, и в этом случае ответственность несут представители спецслужб. Кроме того, тайную прослушку невозможно осуществить без разрешения руководителя СГБ, пояснил доктор военно-политических наук Вахтанг Маисая.

«Телекомпании передали материал, перенесенный из аудиоформата в текстовый документ, и это регулируется законом о государственной тайне. Серьезным наказанием карается даже разглашение письменного варианта информации. Телекомпания также нарушила законодательство, показав фотографию и озвучив имя руководителя отдела оперативно-технического прослушивания, а он, исходя из специфики этой структуры, фигура не публичная», – сказал Маисая корреспонденту «Кавказского узла».

Если смотреть на опыт других стран, то в США слежка ведется исключительно с санкции суда, при том, что разрешение спецслужбы получают не всегда. Основанием для слежки может быть причастность человека к тяжкому преступлению или же в связи с национальной безопасностью, подчеркнул аналитик Грузинского фонда стратегических и международных исследований Георгий Бадридзе.

В пример он привел случай, когда в 70-х годах прошлого столетия был вынужден уйти в отставку президент США Ричард Никсон из-за так называемого Уотергейтского скандала, произошедшего после того, как журналисты узнали о тайной слежке спецслужб за оппозиционерами – членами Конгресса с согласия президента. В США существует так называемый «Патриотический акт», который разрешает полиции и спецслужбам следить за гражданами, подозреваемыми в терроризме, пояснил аналитик.

Автор: Инна Кукуджанова источник: корреспондент «Кавказского узла»

голоса
Рейтинг статьи
Читать еще:  Как я переводил квартиру в нежилое помещение
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector