Ressib-nsk.ru

Ресиб НСК
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ликвидация Чернобыля — всё можно было сделать иначе

Ликвидация Чернобыля — всё можно было сделать иначе?

В ликвидации последствий аварии в Чернобыле приняло участие несколько сот тысяч человек, многие из них поплатились за это здоровьем. В одном из прошлых постов я уже рассказывал о легендарных «Крышных котах» — это подразделение принимало участие в расчистке кровель Третьего энергоблока и машинного зала от крайне радиоактивных обломков, вылетевших из активной зоны реактора. Только через эту крайне опасную работу прошло 3828 человек — все они в последствии имели той или иной степени проблемы со здоровьем, так как за минуту или две работы на кровлях получили дозу, сопоставимую с той, что обычный человек получает из фоновой радиации за всю жизнь.

Изучая все эти материалы, я часто задумывался над тем, а можно ли было осуществить ликвидацию последсвий каким-либо иным путём? Понятно, что что-то делать с разрушенным Четвертым энергоблоком было нужно, но может быть, можно было сделать что-то другое? Чтобы в итоге пострадало меньше людей?

Однажды мне попалась статья Юлия Андреева — он принимал участие в чернобыльских событиях с самого начала и занимал должность заместителя генерального директора по науке в объединении «Спецатом» и провел в Черобыле и Припяти более пяти лет, занимаясь вопросами ликвидации последсвтий аварии.

В оценке чернобыльских событий Юлий Андреев в целом близок к версии Константина Чечерова, о которой я недавно писал — никакого «теплового взрыва» не было, был взрыв ядерной природы (неконтролируемая ядерная реакция на быстрых нейтронах), о чем говорят развороченные изнутри стержни-твэлы. Большая часть топлива (около 90%) попало в атмосферу и тут же испарилсь, оставшиеся 10% (это пару десятков тонн) осталось внутри энергоблока, расплавило бетон и протекло в подреакторные помещения в виде сплава, названного позже «чернобылитом», после чего через пару недель перешло в абсолютно стабильное холодное состояние. На этом чернобыльская авария закончилась — именно об этом, кстати, говорил Чечеров, измеряя в июне 1986 года температуру в районе реактора — она составляла всего 24 градуса.

Если придерживаться этой версии событий, то выходит, что никакого «нестабильного состояния реактора» не было, не нужно было ничего контролировать, нужно было просто отойти подальше от радиоактивных обломков.

Вот цитата Юлиана Андреева о том, что нужно было сделать дальше: «После этого началась великая суета, объяснить суть которой можно только в книге, но не в коротком рассказе. Если бы в этот момент, двенадцатого мая 1986 года, хотя бы один умный человек получил власть над событиями, Чернобыльская АЭС было бы погребена под песчаным холмом и забыта на тысячи лет. Это потребовало бы минимальных затрат и минимального геройства.».

По мнению Андреева, Строительство саркофага в том виде, в котором он существует, было напрасным делом, на котором только зря «пожгли» множество народу. Была напрасной и дезактивация Припяти — всё равно город не удалось отчистить до приемлемых для жизни уровней. Нужно было просто засыпать разрушенный энергоблок высоким курганом из песка и отгородить близлежащую территорию.

Лично мне кажется, ликвидация последствий аварии в том виде, в котором она проходила, была продиктована во много амбициями ЦК КПСС — «вот мол, у нас произошла авария, а мы все восстановим как было, на зло всем врагам за Западе» — под этим соусом производилась и дезактивация Припяти, и ликвидационные работы с уклоном в сохранении ЧАЭС в действующем виде. То есть, важен был символизм, а не рациональные решения. Как об этом хорошо скзаал Андреев — «Сколько труда и здоровья людей было вбито в эту затею, даже мне трудно подсчитать, хотя многое прошло и через мои руки. Я уверен, однако, что на те деньги, что были и будут еще затрачены на это нелепое мероприятие, можно было бы построить не менее десяти таких станций, как Чернобыльская.»

А как вы считаете? Нужно ли было строить саркофаг и стараться сохранить АЭС, или нужно было просто засыпать все песком да и начать с начала?

Понравился пост? Расскажите о нем, нажав на кнопочку ниже:

Сериал «Чернобыль»: что было и чего не было во время аварии. Рассказывает очевидец

Автор фото, «Молодая гвардия/Michaela Vondruska/Sky UK Ltd/HBO

Алексей Бреус был на утренней смене на ЧАЭС 26 апреля 1986 года, которая приехала на станцию сразу после ночной аварии и начала бороться с ее последствиями

Алексей Бреус — один из очевидцев первых часов аварии на ЧАЭС.

В 1986 году он был старшим инженером управления на четвертом энергоблоке станции. Его рабочее место — тот самый пульт, что показан в первом эпизоде сериала HBO «Чернобыль».

26 апреля Алексей был на утренней смене, которая проводила работы по локализации аварии и пыталась подавать воду в уже разрушенный реактор.

Именно он — тогда 27-летний оператор — нажал последнюю кнопку на пульте 4-го энергоблока.

Алексей Бреус видел и лично общался с сотрудниками станции, которые впоследствии стали прототипами персонажей «Чернобыля».

  • Где снимали сериал «Чернобыль»: реальные и виртуальные локации Украины
  • Сериал «Чернобыль»: страшная история без прикрас
  • Чернобыль-30: воспоминания, сверенные с архивами КГБ
  • Звезда Полынь. Воспоминания киевлянина

Мы поговорили с ним об обстоятельствах тех дней и о том, насколько достоверно они показаны в сериале HBO «Чернобыль», через который мир еще раз открывает для себя крупнейшую в истории техногенную катастрофу.

Авария, радиация и «эйфория»

Автор фото, Getty Images

Остатки 4 реактора

Облучение, красная кожа, радиационные ожоги, ожоги от пара — об этом говорили, но это еще никогда не показывали так явно, как в этом фильме.

В тот день я видел Акимова и Топтунова. Они были, мягко говоря, не в лучшем состоянии.

Было видно, что им очень плохо, они были очень бледны — Топтунов был, буквально, белым. А потом в больнице, как рассказывали, его кожа почернела.

Автор фото, Sky UK Ltd/HBO

Топтунов и Акимов в сериале

Видел других коллег, работавших ночью, — они были очень красные.

В фильме есть эпизод, когда человек побывал вблизи реактора, потом выходит — и у него через одежду проступают красные пятна. Мне трудно сказать, так ли быстро проявляется радиационный ожог.

У меня был небольшой ожог под правым глазом, но я его заметил не в первый день.

А у меня, когда я вышел после смены из четвертого блока, под одеждой был коричневый — такой крепкий «загар». А все, что было не покрыто одеждой — руки, лицо, шея — были красными.

Но у коллег, которые работали ночью, это было гораздо хуже — те, кого я видел красными, потом просто умерли.

Автор фото, chnpp.gov.ua

Такими Леонид Топтунов и Александр Акимов были в реальной жизни. Оба умерли от лучевой болезни в 6-й Московской клинической больнице, Акимов — 11 мая 1986 года, Топтунов — 14 мая 1986 года (фото из архива ЧАЭС)

Когда с коллегами ходил в помещение у реактора, чтобы открыть подачу воды, — это для меня было место с сильным влиянием радиации, где я пробыл дольше всего, — и когда вернулся, было ощущение возвышенности, решительности, готовности на подвиги любой ценой.

Это называется «радиационная эйфория» — она бывает после воздействия высокого уровня радиации.

Она быстро прошла и меня начало тошнить — классическая реакция на облучение.

Как это показано в фильме, многих действительно сильно тошнило.

Часто рассказывают еще о металлическом привкусе во рту ( в сериале об этом вспоминают пожарные. — Ред.), но у меня такого не было. У кого-то было, но не у всех.

Вообще в сериале едва ли не впервые делается попытка показать, что делали именно работники станции внутри разрушенного блока после взрыва.

Пожарные

Автор фото, Sky UK Ltd/HBO

Василий Игнатенко — припятский пожарный, который первым прибыл на место аварии. В сериале он — один из главных героев первого эпизода

Пожарные, как и операторы станции, в ту ночь тушили огонь во многих местах.

Все слышали, что был пожар на крыше, и боялись, что огонь перекинется на соседний блок и пойдет дальше.

Но пожар на крыше — это миф. Там не было пожара, о чем говорят и сами пожарные, и операторы, которые были там.

Были локальные очаги, их быстро сбили.

Автор фото, Sky UK Ltd/HBO

На крыше ЧАЭС пожара не было, говорит Алексей Бреус

А на крыше стояли пожарные, которые подавали «рукавами» воду в раскаленный и разрушенный реактор.

Однако, если в обычном режиме в реактор насосы подают 48 тысяч тонн воды в час, то то, что лили пожарные «рукава», наверное, испарялось, не долетая до него.

Но у них была такая задача, их туда поставили и они тушили реактор.

И поэтому они потом погибли.

Автор фото, Getty Images

Изображенный в сериале Василий Игнатенко умер 13 мая 1986 года от лучевой болезни в той же 6-й Московской клинической больнице. Всего же в первые дни после аварии умерли 27 человек — двое непосредственно в ходе катастрофы (одно тело так и не нашли под обломками), остальные — от лучевой болезни в течение нескольких недель

Это пять пожарных из пожарной части Припяти, среди которых был и Василий Игнатенко. И шестой погибший пожарный — это Владимир Правик, начальник караула пожарной части ЧАЭС.

Не умаляя их героизма, все же остается вопрос: нужно ли было тушить реактор так?

Читать еще:  Депутатом быть избран гражданин рф достигший

«Дайверы«

(В сериале руководители комиссии по ликвидации последствий катастрофы Легасов и Щербина ищут людей, которые спустились под реактор и с лили воду, накопившуюся там. Сцена представляется как поиск добровольцев, «которые умрут через неделю» от полученной радиации. В реальной жизни Алексей Ананенко, Валерий Беспалов и Борис Баранов, которые выполнили эту задачу и стали известны как «чернобыльские дайверы» или «чернобыльские водолазы», пережили ликвидацию. Двое живы и сейчас, а Баранов умер в 2005 году. Алексей Ананенко — товарищ Алексея Бреуса. — Ред.) .

Автор фото, Sky UK Ltd/HBO

В сериале «чернобыльские дайверы» одеты в костюмы для подводного плавания. На самом деле они были только в гидрокостюмах

Описанной в фильме встречи, где искали добровольцев, вообще не было.

Эта работа планировалась заранее.

О том, что надо убрать воду из-под реактора, решили где-то наверху, задачу спустили на правительственную комиссию, она — на руководство атомной станции, а оно — на смену Ананенко, Беспалова и Баранова.

Они не были добровольцами — им сказали, что надо, они ответили — надо значит надо. Что совершенно не уменьшает их героизм.

Конечно, аквалангов или батискафов у них не было. Был прозрачный пластиковый гидрокостюм, головы открыты.

Они шли по колено в воде. В каком-то месте нужно было двигаться по трубе, чтобы не контактировать с водой.

Действительно, у них там погас свет — подвел советский фонарик.

Они нащупали нужный вентиль, а затем фонарик якобы заработал.

Чернобыль

Мифы и факты

26 апреля 1986 года случилась авария на Чернобыльской АЭС. Последствия самой крупной катастрофы в истории мирного атома специалисты со всего мира устраняют до сих пор.

После серии исследований произошли фактические изменения систем безопасности современных атомных станций. Россия системно играет на рынке атомной энергетики, но, чтобы это получилось, понадобилась гигантская работа. В первую очередь в области безопасности. В этом смысле Чернобыль не прошел даром

– президент Курчатовского института Михаил Ковальчук

В российской атомной промышленности была проведена программа по модернизации, практически полностью пересмотрены устаревшие технологические решения и разработаны системы, которые, по словам специалистов, полностью исключают возможность подобной аварии.

Рассказываем о мифах, которые окружают аварию на ЧАЭС, и извлеченных из нее уроках.

ФАКТЫ

Самая крупная катастрофа в истории мирного атома

Строительство первой очереди Чернобыльской АЭС началось в 1970 году, для обслуживающего персонала рядом был возведен город Припять. 27 сентября 1977 года первый энергоблок станции с реактором РБМК-1000 мощностью в 1 тыс. МВт был подключен к энергосистеме Советского Союза. Позднее вступили в строй еще три энергоблока, ежегодная выработка энергии станции составляла 29 млрд киловатт-часов.

9 сентября 1982 года на ЧАЭС произошла первая авария – во время пробного пуска 1-го энергоблока разрушился один из технологических каналов реактора, была деформирована графитовая кладка активной зоны. Пострадавших не было, ликвидация последствий ЧП заняла около трех месяцев.

© В.Лысенко/Фотохроника ТАСС

Вид на строящуюся АЭС, 1976 год

© В.Лысенко/Фотохроника ТАСС

За несколько месяцев до подключения первого энергоблока, 27 июня 1977 года

© В.Лысенко/Фотохроника ТАСС

Монтажные работы на пульте управления Чернобыльской АЭС, 23 мая 1977 года

© В.Лысенко/Фотохроника ТАСС

В центральном зале станции, 1 января 1980 года

© Николай Малышев /Фотохроника ТАСС

Сборка турбогенератора для Чернобыльской АЭС, 1 ноября 1981 года

© Максим Блохин/Фотохроника ТАСС

В машинном зале 4-го энергоблока на Чернобыльской АЭС, 7 декабря 1983 года

© Владимир Соловьев/Фотохроника ТАСС

Чернобыльская АЭС после катастрофы. Справа на первом плане – 4-й энергоблок, где произошла авария, 9 мая 1986 года

© Валерий Зуфаров и Владимир Репик/Фотохроника ТАСС

‘, ‘bgPos’ : ‘top center’>, ]»>

В ночь на 26 апреля 1986 года на 4-м энергоблоке ЧАЭС проводились испытания турбогенератора.

Планировалось остановить реактор (при этом планово была отключена система аварийного охлаждения) и замерить генераторные показатели.

Безопасно заглушить реактор не удалось. В 1 час 23 минуты мск на энергоблоке произошел взрыв и пожар.

Авария всегда развивается по определенным стадиям. Сначала количественное накопление ошибок, потом некий инициирующий момент, образование нештатной ситуации, потом – непредвиденные действия персонала по стабилизации ситуации, и аварийный процесс оказывается необратимым. Так было в Бхопале (1984 г., крупнейшая по числу жертв техногенная катастрофа на химзаводе в Индии), так было и в Чернобыле…

– академик Валерий Легасов

ЧП стало крупнейшей катастрофой в истории атомной энергетики: была полностью разрушена активная зона реактора, здание энергоблока частично обрушилось, произошел значительный выброс радиоактивных материалов в окружающую среду.

После катастрофы на Чернобыльской АЭС

• Непосредственно при взрыве погиб один человек – оператор насосов Валерий Ходемчук (его тело не удалось обнаружить под завалами), утром того же дня в медсанчасти умер от полученных ожогов и травмы позвоночника инженер-наладчик системы автоматики Владимир Шашенок.

• 27 апреля был эвакуирован город Припять (47 тыс. 500 человек), а в последующие дни – население 10-километровой зоны вокруг ЧАЭС. Всего в течение мая 1986 года из 188 населенных пунктов в 30-километровой зоне отчуждения вокруг станции были отселены около 116 тыс. человек.

• Интенсивный пожар продолжался 10 суток, за это время суммарный выброс радиоактивных материалов в окружающую среду составил около 14 эксабеккерелей (порядка 380 млн кюри).

• Радиоактивному загрязнению подверглось более 200 тыс. кв. км, из них 70% – на территории Украины, Белоруссии и России.

• Наиболее загрязнены были северные районы Киевской и Житомирской обл. Украинской ССР, Гомельская обл. Белорусской ССР и Брянская обл. РСФСР.

• Радиоактивные осадки выпали в Ленинградской обл., Мордовии и Чувашии.

• Впоследствии загрязнение было отмечено в арктических областях СССР, Норвегии, Финляндии и Швеции.

• Первое краткое официальное сообщение о ЧП было передано ТАСС 28 апреля. По словам бывшего генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева, сказанным в интервью BBC в 2006 году, праздничные первомайские демонстрации в Киеве и других городах не были отменены из-за того, что руководство страны не обладало «полной картиной случившегося» и опасалось паники среди населения. Только 14 мая Михаил Горбачев выступил с телевизионным обращением, в котором рассказал об истинном масштабе происшествия.

• Советская госкомиссия по расследованию причин ЧП возложила ответственность за катастрофу на руководство и оперативный персонал станции. Созданный Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) Консультативный комитет по вопросам ядерной безопасности (INSAG) в своем отчете 1986 года подтвердил выводы советской комиссии.

Чернобыльская авария ведь не первая. До этого были события на комбинате «Маяк» (1957 год), на Белоярской АЭС (1960-70 годы). Были и другие опасные инциденты. Чернобыль – это первая катастрофа, которую не удалось скрыть, потому что радиоактивное облако накрыло не только часть территории Украины, России и Белоруссии, но и ряд европейских стран, вплоть до Италии

– почетный главный конструктор ЦНИИ РТК Евгений Юревич

Грязная бомба Чернобыля. Интервью с ликвидатором Александром Юдаковым

35 лет назад, ночью 26 апреля 1986 года, небо над Чернобыльской АЭС близ Припяти осветила яркая вспышка пламени — это взлетели в воздух десятки тысяч тонн радиоактивных частиц реактора, превратив многие километры вокруг в непригодную для жизни планету.

Человеческий фактор. Чья-то ошибка. Ошибка, которая нам слишком дорого стоила. Насколько дорого, мы, наверное, так и не смогли до конца понять по сей день. Укрытый саркофагом четвёртый энергоблок всё ещё жив. И он будет жив, точнее — радиоактивен, ещё не одну сотню лет. По нашим меркам — всегда. Но мы, пожалуй, сделали всё, что смогли. В ликвидации последствий чернобыльской катастрофы участвовали около 3000 новосибирцев. Среди них — кадровый офицер, полковник Александр Юдаков.

Александр Андреевич Юдаков родился в 1951 году в Томске. Среднюю школу окончил в Алтайском крае. В 1973 году окончил Тюменское высшее военно-инженерное училище, получив звание лейтенанта. После училища службу проходил в Забайкальском военном округе в инженерно-сапёрных частях. В 1983 году окончил командный факультет военно-инженерной академии в Москве, в этом же году получил звание майора. Службу продолжил в Средне-Азиатском и Туркестанском военных округах.

А в октябре 1987 года подполковник Александр Юдаков в должности начальника штаба отдела инженерных войск оперативной группы гражданской обороны был направлен в служебную командировку на ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Он поехал защищать мир от радиационного заражения и хоронить остатки прежней жизни тысяч людей, которые навсегда покинули те места. Захоронение радиоактивных отходов — так это называется. Отходов и всего, что накопило достаточную радиацию и стало само радиоактивно.

О том, как это было в буднях советских военных, Александр Андреевич рассказал корреспонденту «Новосибирских новостей» в один из тех дней, когда всё мировое сообщество вспоминает, что эта реальность существует не только в сериалах и фантазиях на тему книги Стругацких, не только в компьютерных играх, снимках модных фотографов и экстремальных экскурсиях сталкеров.

Уходили, как на войну

— Как, при каких обстоятельствах вы узнали об аварии на Чернобыльской АЭС?

— О том, что на Чернобыльской АЭС произошла катастрофа, мы узнали, как и все советские граждане, чуть позже — дней пять спустя после взрыва. Никаких директив, указаний и приказов не было. Власти же пытались скрыть это обстоятельство, но такое не скроешь. Кое-какие подробности мы узнали уже от офицеров организационно-мобилизационного управления и работников военных комиссариатов, поскольку они начали набирать ликвидаторов. В основном это были офицеры запаса, а также сержанты, старшины и рядовые, которых направляли в зону ликвидации аварии по повестке через военкоматы.

Набирали специалистов, которые раньше уже имели дело с техникой и приборами радиационно-химической и биологической защиты. На АЭС для ликвидации и обеспечения направляли подразделения и части гражданской обороны, инженерных войск, радиационной и химической защиты, вертолётный состав, железнодорожные, медицинские, военно-строительные и различные другие рода войск — в общем, почти все составы вооружённых сил страны. Как на войну. Я был направлен как офицер инженерных войск в оперативную группу гражданской обороны СССР. Формировалась большая группировка войск, а возглавляли её штатные генералы и офицеры.

Читать еще:  Обязан ли покупатель проверять товар при получении

— Событие было не рядовое, из ряда вон выходящее. Было ли понимание, что произошло действительно что-то очень серьёзное?

— На момент аварии мы знали, что Чернобыльская АЭС имени Ленина была самой крупной в Советском Союзе. То, что там произошло, в отличие от бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, где американцы использовали ядерное оружие, было взрывом так называемой «грязной бомбы» — реактора. Как такового атомного взрыва не произошло — гриб над АЭС не вырастал. Основным поражающим фактором стал выброс из реактора ядерного топлива, последствием которого стало заражение радиоактивными веществами. Мы понимали, что случилась крупная авария, но насколько крупная, мы, конечно, не знали.

Мы знали, что облако, которое образовалось от горящего реактора, разнесло различные радиоактивные частицы по значительной территории. Прежде всего изотопы урана, плутония, йода, цезия, стронция. Больше всего их выпало вблизи реактора — на территории современной Беларуси, Украины, Российской Федерации. Немало досталось и Европе.

— Как вам сообщили, что вас отправляют в служебную командировку на Чернобыльскую АЭС?

— На тот момент я проходил службу в воинском звании подполковника начальником штаба инженерно-сапёрного полка, который дислоцировался в городе Фрунзе (нынешний Бишкек, столица Киргизии. — Прим. автора). И в августе 1987 года нам пришла секретная директива главнокомандующего сухопутных войск, из которой мы узнали, что из штатных офицеров продолжает формироваться оперативная группа от начальника инженерных войск министерства обороны СССР. Таких оперативных групп было очень много, в них входили специалисты, штатные офицеры, которые могли организовать ликвидацию. Когда я получил директиву, я также узнал, что на Среднеазиатский военный округ, к которому принадлежал мой полк, есть разнарядка и будет отбор офицеров. Мне намекнули, что директиву мне прислали не зря. В начале сентября я уже точно знал, что наша группа едет на Чернобыльскую АЭС менять другую оперативную группу.

— Вы знали, что именно будете там делать?

— Нет. Задача была поставлена только ориентировочно. Я знал, что будет сформирована группа и я должен буду принять дела от предыдущей группы, которую мы сменим, что у меня в подчинении будет от четырёх до шести воинских частей. Знал, что наша группа будет находиться на АЭС не больше месяца, но в случае получения дозы облучения свыше 25 рентген немедленно отправляют домой. Мы знали, что надо беречься. Я ехал как начальник штаба инженерного отдела оперативной группы.

— Как вы добирались до Чернобыльской АЭС?

— Мне выдали военно-перевозочные документы — и полетел в Киев. В командировочном был указан адрес сборного пункта в Киеве. А уже оттуда нас доставили автобусом до Чернобыля.

Мы уже знали, что город Чернобыль находится в 15 километрах от АЭС и что территория вокруг станции разбита на пропускные зоны: особая, 30- и 60-километровая. Город-спутник Припять находится в шести километрах от атомной станции. Оперативная группа гражданской обороны СССР дислоцировалась в Чернобыле. В Припяти находилась только милиция, там никто не дислоцировался.

Война с мирным атомом

— Как и где вас разместили? В каких условиях вы жили?

— В оперативную группу гражданской обороны СССР входило много разных оперативных групп: группа инженерных войск, медицинская группа, группа тыла, радиационно-химической и биологической защиты. Штаб оперативной группы гражданской обороны находился в самом Чернобыле. Нашу группу в составе четырёх человек поселили в четырёхкомнатной квартире жилого пятиэтажного дома в пяти минутах ходьбы от штаба, который располагался в доме культуры строителей АЭС. Точнее, в здании, которое раньше было домом культуры.

Город был мёртвый. Нам выделили, по всей видимости, чью-то прежнюю служебную квартиру, в которой стояли только кровати. Ключи мы приняли от той группы, которую сменили.

— То есть вы постоянно находились внутри 30-километровой зоны?

— Да, в 15 километрах от места взрыва. А ещё была особая зона — непосредственно на самой АЭС. В октябре 1987 года ликвидаторы, которые работали на станции, фактически там и жили.

Ящики с водкой, биороботы и голые шахтеры: 11 нестыковок в сериале «Чернобыль»

Выход мини-сериала «Чернобыль» был очень важным событием для всех, кто лично помнит аварию 1986 года в Припяти и был так или иначе вовлечен в те трагические события. Нельзя не отдать должное работе Крейга Мазина и других создателей фильма. Благодаря их проекту человечество еще раз вспомнит об уроках этой катастрофы и о подвиге людей, постаравшихся ограничить принесенный ею вред.

Авторы приложили большие усилия для того, чтобы восстановить историческую обстановку советской атомной электростанции образца апреля 1986 года. Их работа заслуживает комплиментов, особенно с учетом того, что сами авторы принадлежат не только к совсем другому поколению людей, но и к другой культуре. С другой стороны, будет несправедливым, если будущее человечество составит свое представление о тех месяцах только по этому фильму: многое в нем нуждается в поправках и оговорках. Вот несколько очевидных замечаний.

Нагнетание ужасов

Законы художественного сериала, пусть и созданного на основе реальных событий, не допускают стопроцентную верность фактам. Однако, по нашему мнению, некоторой фактической точностью не стоило жертвовать даже ради того, чтобы подчеркнуть величие подвига людей.

«Второй ядерный взрыв реактора». Понятно желание авторов внести в историю дополнительный драматизм, однако следует понимать, что такая возможность исключена даже теоретически. Активная зона реактора к тому моменту уже не существовала. Гипотетический взрыв расплавленного топлива при смешении с водой барботера был бы не ядерным, а тепловым. Не стоит и упоминать о том, что гипотетическая мощность в две мегатонны — чистая фантазия и страшилка. Все же ЧАЭС была атомной электростанцией, а не термоядерной бомбой.

«Воздух светился синим». Согласно сюжету, это пугает людей и характеризует высочайший уровень радиации в Припяти. Кто-то из чиновников называет это «свечением Черенкова». На самом деле излучение Вави́лова — Черенкова — свечение, вызываемое в прозрачной среде заряженной частицей, движущейся со скоростью, превышающей фазовую скорость распространения света в этой среде. Его можно наблюдать, например, в воде пристанционных бассейнов: скорость света в воде составляет примерно 3/4 от скорости в вакууме, и энергичные электроны легко преодолевают этот рубеж. Но скорость света в воздухе отличается от скорости света в вакууме на десятые доли процента. Электроны таких чудовищно высоких энергий можно найти в космических лучах, но в ядерных реакторах их нет. Воздух в Припяти светиться не мог — он и не светился.

«Радиация больше, чем в Хиросиме». Старший эксперт GreenPeace по ядерной энергетике Ян Хаверкамп обратил внимание на тот факт, что в Хиросиме облучение людей было вызвано прямым воздействием радиации, а его доза определялась удаленностью от эпицентра взрыва. В Чернобыле же «в атмосферу попало много радиоактивных изотопов, которые распространились по очень большой территории» и воздействовали на людей в течение длительного периода времени. Ключевая непрофессиональная неточность в том, что в фильме говорится о ядерном взрыве, которого в Чернобыле на самом деле не было. Ядерный взрыв в Хиросиме и тепловой взрыв на ЧАЭС — физически разные и несравнимые явления. В Японии поражающими элементами были вспышка и альфа-бета-гамма-излучение. В Чернобыле радиоизотопный состав выброса в атмосферу был другим. Единственное, что безусловно, роднит эти ситуации, — высокая радиация. Но на Украине она распространялась локально, с точечно максимально высокими полями, где радиацию излучали разбросанные вокруг четвертого энергоблока облученные графитовые куски кладки реактора.

«Водолазы-смертники». Речь идет об Анатолии Ананенко, Борисе Баранове и Валерии Беспалове, перед которыми была поставлена задача предотвращения угрозы парового взрыва барботера, расположенного в реакторном здании (в сериале говорят об угрозе ядерного взрыва, а не парового, сильно преувеличивая масштаб последствий). Согласно прогнозам, туда могло протечь расплавленное топливо. Вероятность носила гипотетический характер, но риски было решено снять. Трое работников АЭС, находясь не более чем по колено в радиоактивной воде, зашли в помещение, нашли задвижки, без проблем открыли их, обеспечив дренаж вод, и успешно вернулись. В сериале их будущее предрешено: даже Горбачеву докладывают, что «надо убить трех человек». В реальности эти люди действительно проявили мужество, выполняя небезопасную задачу, но на смерть их никто не посылал. Впоследствии эти сотрудники участвовали и в других задачах по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Борис Баранов умер спустя 20 лет после тех событий, а Беспалов и Ананенко живы до сих пор.

«Биороботы на крыше энергоблока». В фильме академик Легасов предлагает «сделать из людей биороботов». Не станем говорить о том, что самого термина «биоробот» в то время не существовало, однако не было и кое-чего еще: никакого хаоса и блуждания обреченных солдат по крыше среди графитовых обломков. Перед началом работ была организована дозиметрическая разведка и детальное фотографирование. По итогам составлена специальная карта, где были отмечены наиболее опасные места и обломки. Перед каждым участником ставилась конкретная задача по участку и обломкам, а процесс контролировался с помощью телекамер. Это, на наш взгляд, важный момент: при ликвидации аварии на ЧАЭС применялись все последние технические достижения того времени.

«Падение вертолета, пролетевшего над разрушенным реактором». Это действительно было, но вертолет, разумеется, упал не от радиации. ЧП произошло не сразу после взрыва, а в ноябре. Вертолет упал после того, как столкнулся с одним из трех 120-метровых кранов, использовавшихся для строительства саркофага.

Читать еще:  Чем убрать ртуть если разбился градусник

Водка, медведи, «калашников»

Некоторые фактические неточности вполне извиняются незнанием авторами подробностей событий, а также неискушенностью в обстоятельствах жизни в СССР в 1980-х годах. Однако ради исторической правды отметим и эти ошибки.

«Кругом ящики с водкой, и все пьют». Напомним молодому поколению зрителей, что в те годы в СССР как раз разворачивалась «лигачевская» кампания по борьбе с пьянством: алкоголя не было порой даже на свадьбах. Тем более его не могло быть в зоне ЧС, где существовал жесточайший запрет на спиртное. Здесь, видимо, смешались два мифа. Во-первых, принято думать, что на АЭС алкоголь лился рекой, поскольку он (в частности, красное вино) защищает от радиации. Во-вторых, в мировой популярной культуре существует комический образ русских, заливающих водкой все радости, горести и важные жизненные решения. Нам остается лишь скромно отметить, что и то и другое — сильные преувеличения.

«Молоденький угольный министр в щеголеватом костюме». На время аварии министру угольной промышленности Михаилу Ивановичу Щадову было около 60 лет. С 15 лет он работал на шахте. К тому моменту он проработал в угольной промышленности больше четырех десятилетий, пройдя всю карьерную лестницу. Можно сомневаться в его авторитете в отрасли? Щадов лично руководил работами шахтеров при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

«Голые шахтеры». Шахтеры, которые в чем мать родила, без трусов, роют тоннель для установки охладителя под реактором — это, конечно, чистая фантастика. Такого не было и быть не могло. Людям объясняли, и они понимали, что главная угроза здоровью не прямая радиация из развалин реактора, а радиоактивная пыль, попадание которой в легкие может нанести смертельное поражение. Все участники ликвидации последствий аварии носили защитную одежду и старались не снимать респираторы.

«Штаб в бытовке рядом с энергоблоком». Правительственная комиссия с 26 апреля по 2 мая размещалась в здании администрации Припяти, где радиационная обстановка была намного лучше, так как первый и основной выброс пощадил город и прошел южнее, на Бураковку-Шепеличи, создав знаменитый «рыжий лес».

«Вооруженные солдаты-автоматчики». Виталий Карпинский, ветеран Смоленской АЭС, ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС, участник пуска 1-го, 2-го и 3-го блоков ЧАЭС после аварии, прокомментировал это так: «Там были специальные войска химзащиты, охрана в защитных костюмах, но солдат с автоматами не было. В сериале показывают солдат внутренних войск, которые то и дело открывают-закрывают ворота на станцию. Зачем?! Ворота всегда были открыты, пропускной пункт в зону поражения был гораздо дальше «развала». И зачем солдаты закрывают и открывают железную дверь за водолазами, которые добровольно вызвались предотвратить паровой взрыв? Глупо это. Бросается в глаза».

Выжившие в чернобыльском аду новосибирцы вспомнили, как проходила ликвидация

26 апреля исполнится ровно 35 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС. Катастрофы, в ликвидации которой принимали участие около 600 тысяч человек, среди которых было немало и наших земляков, новосибирцев. Для одних это обернулось смертью — или быстрой, или долгой и мучительной. А кто-то наперекор судьбе выжил и делает все, чтобы память о той трагедии не была предана забвению.

Катастрофа

В 1986 году произошла одна из самых страшных техногенных катастроф в истории мира. Взорвался 4-й энергоблок на Чернобыльской АЭС. При этом в окружающую среду выбросило множество блоков графита и других радиоактивных элементов из реактора. Нужно было их срочно убрать (сбросить обратно в развороченный реактор), чтобы понизить общий уровень радиации и предотвратить дальнейшее ее распространение. И приготовить место для строительства здесь саркофага — изоляционного купола из металла и бетона. Потребовались тысячи рабочих рук.

Кто-то из людей, которых позже назвали ликвидаторами, точно знал, что их ждет, кто-то — догадывался, а кто-то об этом даже и не думал. Но даже те, кто шел на верную смерть — не могли поступить иначе. Потому что знали не только то, на что они идут — но и ради чего: ради нас с вами, ради жизни на земле.

Сказали «надо» — ответили «есть»

В числе ликвидаторов из Новосибирска были и кадровые военнослужащие, и резервисты, и обычные граждане. В их задачи входило выполнение работ по ликвидации аварии непосредственно на станции, в тридцатикилометровой зоне и в городе Припять: дезактивация загрязненных территорий, реактора, радиационная разведка местности и другие работы.

Многие из тех, кто наперекор обстоятельствам выжил после работы в чернобыльской зоне, сегодня ведут активную деятельность по сохранению памяти о подвиге наших земляков. Проводят в школах уроки мужества для юных новосибирцев. В Калининском районе Новосибирска организован и действует «Городской общественный Музей радиационных катастроф», где собраны уникальные экспонаты и документы, проводятся экскурсии. А к 35-летию со дня трагедии Фонд помощи инвалидам радиационных катастроф снял фильм, в котором участники тех событий вспоминают, как оказались в Чернобыле, и как проходила ликвидация аварии.

Вдали от Сибири

«Я тогда работал в пожарной охране и должен был выходить на смену, когда мне принесли повестку, — рассказывает Александр Петрович Лутошкин. — В военкомате собрался народ, всех заставили пройти медицинскую комиссию. Нам сказали: никуда не уходите. Со всех районов пришли автобусы, человек триста набралось. И после этого нас в эти автобусы загрузили — и сразу в Толмачево привезли, там уже самолет стоит под винтами. И объявили, что мы летим в Чернобыль…»

«Мне тогда 21 год всего был, — вспоминает Юрий Александрович Лушков. — Когда прилетели на место, меня назначили работать на дезактивации города Припяти. Как экскаваторщик, я грузил землю. Было это так: снимался грунт, засыпалось все песком, а затем этот грунт увозили, привозили и засыпали новый».

Ликвидаторы вспоминают, что больше всего поражали пустынные вымершие улицы. Первоначально рассчитывали, что жителей можно будет позже вернуть в город. И при эвакуации людям сказали, что вывозят их лишь на несколько дней, потом они вернутся. И жители Припяти взяли только самое необходимое, оставив вещи, предметы быта, домашней обстановки и так далее. Поэтому картина на улицах была дикая: кругом пустое жилье, на балконах белье, во дворах коляски, игрушки. Можно было встретить только котов и собак, и то редко.

Дезактивация Припяти проходила непросто. Ликвидаторы сбивали фон, а на следующий день тот зачастую возвращался на прежний уровень.

В центре опасности

Но самая опасная работа была непосредственно на станции. Когда провели разведку, то началась очистка крыши третьего и четвертого блоков. Задача стояла — заскочить на крышу, в течение 30-40 секунд сбросить кусок мусора и сразу возвращаться. Людей тут же увозили на расстояние 30 км, ближе находиться было нельзя. Причем участникам ликвидации говорили, что после ремонта станция снова будет работать и дальше выдавать ток. Вот как об этом вспоминают новосибирцы.

«Лично я работал только на станции, совершил 51 выезд в особо опасную зону, — говорит Константин Иванович Макеев. — Пробыл там два месяца и семь дней».

«Я одиннадцать раз выходил в проем, который был между третьим и четвертым энергоблоком. Там была выбита взрывом стена. И я несколько раз там был и смывал остатки графита брандспойтом обратно в реактор», — вспоминает Виталий Константинович Богиня.

Катастрофа на Чернобыльской АЭС привела к гибели тысяч людей. По данным ВОЗ, высокие дозы облучения среди работников станции и ликвидаторов стали причиной множества смертей. А сколько граждан умерло позже или лишилось здоровья, и не сосчитать. Однако в тот момент врачам, работавшим с пострадавшими, была дана команда, кроме совсем уж очевидных случаев, писать в историях болезней все что угодно, кроме лучевой болезни. А также не связывать болезни тех, кто работал в очаге заражения и вокруг него, с последствиями облучения. Отсутствовал строгий учет — сколько каждый индивидуально получил радиации.

«Я работал на бульдозере. Расталкивал на могильнике все, что привозили со станции, из Припяти. К концу третьего дня потерял сознание», — рассказывает наш земляк Виктор Егорович Никулин.

«Позже стал плохо себя чувствовать, начал обращаться к врачам. Прихожу, а они говорят: ты такой здоровый, крепкий, а говоришь о каких-то старческих болезнях», — так описывает встречу с медиками Александр Петрович Лутошкин.

Несмотря на трудности и опасности, наши земляки проявили себя с самой лучшей стороны.

«Раз пришли сибиряки — значит, дело будет сделано. Так говорили на высоком правительственном уровне, — подчеркивает Дмитрий Дмитриевич Михеев. — От имени актива Фонда помощи инвалидам радиационных катастроф сегодня мы отдаем дань уважения более двум с половиной тысячам жителей Новосибирской области за их мужество. В экстремальных условиях сибиряки явились образцом героизма. Благодаря самоотверженности людей самые страшные последствия катастрофы, которые грозили гибелью множеству жителей нашей страны, уничтожению природы и заражению огромных территорий, удалось остановить».

Так поступил бы каждый?

Хочется особо отметить, что про свои болезни и во многом несправедливое отношение государства к дальнейшей судьбе ликвидаторов сами они говорить не любят. Убеждены, что поступили правильно, отправившись на чернобыльский пожар и рискуя жизнью. Эти люди так воспитаны, что и по сей день считают, что «так поступил бы каждый». Однако возникает вопрос — а вот случись в наше время (не дай Бог, конечно) подобная катастрофа, отправился бы на ее ликвидацию «каждый» из поколения сегодняшнего дня?

Редакция НДН.инфо выражает признательность президенту Фонда помощи инвалидам радиационных катастроф Дмитрию Дмитриевичу Михееву за помощь в подготовке материала.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector