Ressib-nsk.ru

Ресиб НСК
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

По какой статье осудили реймера

Александр Реймер стал первым арестованным за коррупцию бывшим руководителем силового ведомства

Пресненский суд Москвы дал вчера санкцию на арест бывшего директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александра Реймера, директора ФГУП ЦИТОС Виктора Определенова и гендиректора фирмы «Мета» Николая Мартынова, а также отправил под домашний арест бывшего заместителя Реймера Николая Криволапова. Реймер был задержан вчера прямо в здании Следственного комитета, куда пришел на допрос по возбужденному еще в 2013 г. уголовному делу по ст. 159 ч. 4 УК о хищении в 2010–2012 гг. более 2,7 млрд руб. при закупках электронных браслетов и средств контроля за ними, которые применяются ФСИН для слежения за находящимися под домашним арестом и другими подконтрольными лицами. Как заявил вчера представитель СКР Владимир Маркин, стационарное контрольное устройство стоимостью 19 000 руб. закупалось у «Меты» за 108 000 руб., а сам браслет при цене в 19 000 руб. – за 128 000 руб.

Дело началось с жалобы арестованного вчера Мартынова, предприятие которого проверили в конце 2012 г. (уже после отставки Реймера в июне того же года) сотрудники оперативного управления ФСИН Александр Тюрин и Игорь Фоменко. Они узнали про завышение цен при производстве браслетов и про их неработоспособность из-за отсутствия приемников «Глонасс» и предложили Мартынову, по информации газеты «Коммерсантъ», «замять» дело за 2 млн евро. Но после передачи 60% этой суммы Мартынов предпочел обратиться в ФСБ. Само производство браслетов располагалось в Жигулевске Самарской области (должность начальника самарского ГУВД Реймер занимал до назначения директором ФСИН в 2009 г.). Из дела по заявлению Мартынова в начале 2014 г. было выделено отдельное дело по хищениям в системе ФСИН, подозреваемым по которому в конце концов и стал Реймер, который после увольнения из ФСИН нашел работу в частном охранном бизнесе.

Второй после Сердюкова

За время президентства Путина Реймер стал вторым бывшим руководителем силового ведомства, подвергнутым уголовному преследованию. Ранее обвинение в халатности было предъявлено экс-министру обороны Анатолию Сердюкову, но в 2014 г. его амнистировали.

Сама схема хищений, по версии следствия, не отличалась сложностью. По словам сотрудника правоохранительных органов, службы ФСИН заключали договоры о поставке устройств без проведения конкурсов с подконтрольным ФСИН ФГУП ЦИТОС, а тот размещал заказы на их производство на арендуемом у «Меты» производственном участке. Территориальные органы ФСИН жаловались на неработоспособность браслетов, но эти жалобы оставались без внимания. Более того, количество заказанных спецсредств оказалось в три с лишним раза больше, чем было необходимо структурам ФСИН.

Правозащитница Мария Каннабих, возглавлявшая общественный совет при ФСИН, когда службой руководил Реймер, говорит, что за время своего директорства он решительно уволил несколько тысяч сотрудников службы, среди которых были разные люди, но в основном это были высококвалифицированные работники. Мнение общественности Реймера особенно не интересовало, а с сотрудниками он разговаривал на повышенных тонах, вспоминает Каннабих. При этом каких-то существенных реформ системы исполнения наказаний во время его руководства не происходило, не было и повышения зарплат.

По словам сотрудника центрального аппарата одного из правоохранительных ведомств, подозрения в отношении Реймера возникли с самого начала расследования дела о закупке браслетов в 2013 г., однако на сбор доказательной базы ушло два года. Как говорит собеседник, не исключено, что дело Реймера стоит в одном ряду с делом бывшего сахалинского губернатора Александра Хорошавина – речь идет об исполнении указаний по реализации дел о крупномасштабной коррупции.

Ночь длинных ножей

в России сложилась криминальная пенитенциарная система. Екатерина Глушик

18 марта был убит находившийся в СИЗО исполнительный директор госкорпорации “ Роскосмос ” Владимир Евдокимов: он был найден на полу туалета тюремной камеры с двумя колотыми ранами груди и перерезанной шеей.

«По факту смерти Владимира Евдокимова возбуждено уголовное дело по статье “ Убийство ” (ст.105 УК РФ). Прокуратура Москвы начала проверку соблюдения законов о содержании под стражей обвиняемых и подозреваемых в ФКУ СИЗО-5 УФСИН Москвы. Столичное управление ФСИН также сообщило о начале служебной проверки».

Что и следовало ожидать: служебная проверка, контроль за соблюдением законности. Думается, прокуратура Москвы, с работниками которой буквально на днях встречался президент и давал вполне отеческие наставления, а работники всем видом показывали, что «соблюдение законности для них — превыше всего, так вот эта прокуратура в ходе проверки задастся и вопросом, который возникает даже у людей, не очень искушенных в деталях “ практической ” судебной системы. А именно: почему Евдокимов содержался в обычном СИЗО, а не в полагающемся ему как особо значимому заключенному специзоляторе “ Матросская тишина ” или в Лефортове, которые управляются спецподразделением ФСИН и находятся под наблюдением ФСБ? Космос — стратегически важная сфера. И расследования преступлений в космической отрасти, которую нещадно обворовывают, дезорганизуют всячески, в том числе запутывая следы махинаций, должны быть приоритетом!

Еще 12 ноября 2016 года Владимиру Евдокимову Следственным комитетом РФ было предъявлено обвинение по части 4-й статьи 159 УК РФ «Мошенничество в особо крупном размере с использованием служебного положения в составе организованной группы» (до 10 лет лишения свободы). Фигуранты «организованной группы» через подконтрольные коммерческие организации незаконно приобрели права на государственное имущество ОАО «Российская самолетостроительная корпорация “ МиГ ” стоимостью не менее 200 млн. рублей. (Речь о комплексе зданий на Ходынском поле площадью 22 тысячи квадратных метров). В декабре 2016 года Басманный суд Москвы санкционировал заключение Евдокимова и бывшего гендиректора ЗАО “ Научно-технический центр ” Александра Золина под стражу. Евдокимов своей вины не признал, просился под домашний арест.

Я воров и мошенников не жалую, вор должен сидеть в тюрьме. Но вспомнить можно: некая Евгения Васильева миллиардами тащила и сидела под домашним арестом в 13-комнатной квартире. Почувствуйте разницу! Евдокимов в СИЗО-5 поочередно сидел в двух камерах: первая была рассчитана на шестерых арестантов. Во вторую, без видеонаблюдения, на 12 человек, он был переведен в феврале. И это тоже вопрос: почему? «Когда ему сказали, что нужно собрать вещи, он запереживал, — делится сокамерник. — Видимых причин для перевода не было».

«Мы не можем сейчас сообщить, почему его перевели, — скрытничает сотрудник СИЗО. — Но такое часто случается. Главное, что камера была не хуже предыдущей». Как сотрудник СИЗО не додумался сказать, что камера, в которой убили, была даже лучше, и условия арестованного были улучшены!

Сотрудники ФСИН после смерти арестованного вдруг разразились «предположениями»: мол, содержащийся в общей камере Евдокимов мог не выдержать условий пребывания в СИЗО и самостоятельно нанес себе смертельные ножевые ранения! «Взял он саблю, взял он остру и зарезал сам себя!» Случаи в истории были и даже зафиксированы в фольклоре о Ваньке-ключнике, злом разлучнике. Но сотрудники ФСИН, по-видимому, не интересуются уже опубликованными данными, например, о том, что «по результатам осмотра тела погибшего на основе обнаруженных на теле изменений можно предварительно предположить, что погибший перед смертью пытался оказать сопротивление». Самому себе? Самосопротивление? К тому же накануне родственники Евдокимова беседовали с ним, и он не высказывал никаких терзаний относительно «условий пребывания».

Судя по всему, Евдокимова убрали, потому что он мог дать показания, опасные для тех, кто способен заказывать траурную музыку даже в СИЗО. Бывалые люди предлагают наиболее вероятный расклад: «изначально в той камере, куда Евдокимова перевели, мог быть «засланный казачок «, который ждал подходящего момента». Киллеров, которым поручено убить кого-то в неволе, называют “ торпедами ” . И выжидать такие “ торпеды ” могут и год, прежде чем торпедируют. Но! Такие торпедные атаки возможны только при деятельном участии всей структуры СИЗО — от начальника до охранника: посадить в нужную камеру, перевести в нужную камеру, пронести нож, не услышать вовремя криков человека, которого зверски режут и который оказывает сопротивление. Мужику 56 лет, и он, отец семерых детей, может дать отпор! Ему есть, ради кого жить!

В России сложилась криминальная пенитенциарная система. Это откровенно бандитская организация, находящаяся во власти бандитов. Сживают со света, не оказывая медицинской помощи, русского героя Владимира Квачкова, осужденного на основании больных фантазий следователей. Уже привычными стали сообщения о мошенничествах, совершаемых из тюремных стен: доверчивым гражданам звонят на телефоны и сообщают о несчастных случаях с их родными и необходимости передать деньги, чтобы оградить от ареста. Разнообразные финансовые аферы совершаются «под крышами СИЗО». Бывший директор ФСИН России Александр Реймер — под арестом.

Но убийство ножом в тюремной камере на 12 человек при том, что никто ничего не видел — это преступление не только против Евдокимова, это не только «отдельные недостатки» в работе СИЗО-5. Это преступление опускает всю нашу государственную машину, всю власть на более низкий уровень — в банановые республики. И козыри в руки получили правозащитники всех мастей, которые отныне смогут вытаскивать «из лап Гулага» любого педофила на основании «небезопасности для его жизни».

Клоуны в Охотном ряду красуются, рассказывая, сколько сотен законов они принимают каждый день, и какое у нас, в связи с их потугами, суперправовое государство.

Экс-главу ФСИН заставляют вернуть 3 млрд руб. за распилы на электронных браслетах

Федеральная служба исполнения наказаний РФ планирует взыскать 3 млрд руб. с бывшего руководителя ведомства и его соучастников, которые в 2010-2012 г.г. провели закупки электронных браслетов по многократно завышенным ценам и присвоили 2,7 млрд руб. бюджетных средств.

3 млрд за ущерб

Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) потребовала p 3 млрд в качестве возмещения ущерба от бывшего главы ведомства Александра Реймера и его соучастников (Реймер возглавлял ФСИН с 2009 по 2012 г.г). Все они обвиняются в мошенничестве при закупках электронных браслетов, сообщает агентство «Москва» со ссылкой на источник в правоохранительных органах.

«ФСИН как потерпевшая сторона требует от обвиняемых почти p 3 млрд в качестве возмещения ущерба. В деле четверо фигурантов и деньги они должны выплатить в солидарном порядке», — сказал собеседник агентства.

Ранее Вадим Лялин, адвокат одного из фигурантов дела Николая Мартынова, сообщил агентству, что обвиняемый намерен до суда в счет возмещения ущерба рассчитаться в том числе 7 тыс. комплектами электронных браслетов.

Электронные браслеты были введены в России в 2010 г. после внесения изменений в УК, согласно которым появилась такая мера наказания, как ограничение свободы. Браслет обеспечивает исполнение этого наказания. Когда осужденный пытается покинуть жилище (выйти за определенную границу) — его куратору в правоохранительных органах приходит уведомление.

Хищение бюджетных средств

По версии следствия, в 2010-2012 г.г. обвиняемые мошенническим путем похитили более p 2,7 млрд, которые были выделены Федеральной службе исполнения наказаний из бюджета для обеспечения ведомства системами электронного контроля подконтрольных лиц.

Читать еще:  Как оформляется госзакупка у физического лица


Бывший глава ФСИН Александр Реймер

Однако закупка этих систем была проведена по ценам, завышенным в несколько раз. Так, стационарное контрольное устройство стоимостью p 19 тыс. закупалось за p 108 тыс., а мобильное — вместо тех же p 19 тыс. по цене p 128 тыс.

Позднее в качестве оплаты своих услуг за оказание помощи в хищении бюджетных средств Александр Реймер получил от соучастника Николая Мартынова более p 140 млн, причем передача денег происходила в его рабочем кабинете, расположенном в Москве.

Начало расследования

Впервые о проверке по фактам нецелевого использования бюджетных средств при закупке браслетов для ФСИН стало известно в начале 2013 г. Тогда сообщалось, что ФСИН закупил у подведомственного ФГУП «Центр инженерно-технического обеспечения и связи» контрольные устройства, у которых не работали датчики ГЛОНАСС. Тогда же стало известно, что ЦИТОС вообще не изготавливало эти изделия, а выступило лишь посредником в их приобретении у коммерческих организаций. При этом цены, по которым ЦИТОС предоставил готовую продукцию ФСИН, были завышены в несколько раз от рыночной цены. Закупочные цены на браслеты были утверждены протоколами за подписями Реймера и его бывшего заместителя Николая Криволапова.

Аресты

30 марта 2015 г. был арестован Мартынов, а днем позже — Реймер, его бывший заместитель Николай Криволапов и директор ФГУП «Центр информационно-технического обеспечения и связи» ФСИН России Виктор Определенов. При этом Криволапов был помещен под домашний арест с необходимостью носить электронный браслет.

Всем им было предъявлено обвинение в в особо крупном мошенничестве по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество).

Окончание расследования

В феврале 2016 г. Следственный комитет объявил о завершении следственных действий по уголовному делу в отношении трех фигурантов дела.

Уголовное дело в отношении четвертого фигуранта, Мартынова, было выделено в отдельное производство, так как он заключил с правоохранительными органами досудебное соглашение о сотрудничестве.

К ч. 4 ст. 159 УК РФ было добавлено обвинение по ч. 3 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).

«Расследование данного уголовного дела представляло особую сложность, обусловленную большим объемом следственных и процессуальных действий, производством значительного количества судебных экспертиз, таких как бухгалтерская, товароведческая, техническая, почерковедческая и других», — отметили в Следственном комитете.

В настоящее время обвиняемые и их защитники знакомятся с материалами уголовного дела, после чего оно будет направлено для решения вопроса об утверждении обвинительного заключения и последующей передачи в суд для рассмотрения по существу.

На очереди интегрированные системы безопасности

Вчера в России впервые осудили бывшего руководителя федерального силового ведомства. За махинации, связанные с производством так называемых электронных браслетов, которые нанесли ущерб государству в 3 млрд руб., экс-глава ФСИН Александр Реймер получил восьмилетний срок, его зам сел на пять лет и восемь месяцев, а бывший глава ведомственного ФГУПа — на шесть лет. Обвинения в должностных преступлениях с осужденных были сняты, но в дальнейшем, по данным “Ъ”, снова могут появиться в рамках других дел о хищениях в тюремном ведомстве.

Оглашение приговора по громкому делу затянулось в Замоскворецком райсуде столицы на два дня. Во вторник судья Елена Аверченко, ведшая с лета прошлого года процесс по делу о хищениях при производстве систем электронного мониторинга поднадзорных лиц (СЭМПЛ, так называемых электронных браслетов), признала всех троих подсудимых, экс-главу ФСИН генерал-полковника Александра Реймера, его бывшего заместителя по тылу генерал-майора Николая Криволапова, а также Виктора Определенова, ранее руководившего ФГУП «Центр информационно-технического обеспечения и связи» (ЦИТОС), которое и должно было производить электронные браслеты, виновными в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Помимо этого фигурантам расследования СКР инкриминировалось злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), а Николаю Криволапову еще и незаконное хранение боеприпасов — 16 неучтенных патронов для наградного пистолета.

Какой штраф просили для Александра Реймера

Генерал Реймер и экс-глава ЦИТОС Определенов были взяты под стражу еще летом 2015 года. Между тем генерал Криволапов, страдающий болезнью почек и получивший инвалидность, был оставлен под домашним арестом. По иронии судьбы, все время следствия и суда он носил на ноге тот самый электронный браслет, в мошенничестве при производстве которого он обвинялся. При этом его передвижения контролировали его бывшие коллеги. В среду Елене Аверченко оставалось лишь огласить сроки наказания. Суд, как и просила в прениях представитель Генпрокуратуры Ирина Шеленцова, убрал из обвинения ст. 285 УК, так как ст. 159 УК и так предусматривает должностное преступление. Александр Реймер и Николай Криволапов получили почти те сроки, что для них требовали обвинители: восемь лет вместо девяти запрошенных для первого и пять лет и восемь месяцев вместо шести лет (три месяца ему добавили за патроны). Виктору Определенову определили шесть лет вместо семи. Генералы также были разжалованы в рядовые, и всем троим назначили штрафы в размере от 600 до 800 тыс. руб. Генпрокуратура требовала также лишить подсудимых орденов и медалей, но суд это требование отклонил, признав наличие госнаград смягчающим обстоятельством.

Господа Реймер и Определенов, явно не испытавшие иллюзий относительно приговора, встретили его довольно спокойно. В свою очередь, бывший генерал Криволапов, которого взяли под стражу в зале суда, отправив к подельникам в клетку, едва не потерял сознание.

Как бывшего директора ФСИН отдали под суд

Судья Аверченко не стала рассматривать гражданский иск на 3 млрд руб., заявленный ФСИН к подсудимым. Эта сумма сложилась из 1,3 млрд руб., которые следствие считает похищенными фигурантами, ущерба в 1 млрд руб., нанесенного бюджету, и более 700 млн руб. штрафа за пользование чужими деньгами. Иск будет рассмотрен в порядке гражданского судопроизводства и, очевидно, удовлетворен. Не рассчитавшись со своим бывшим ведомством, осужденные не смогут добиться условно-досрочного освобождения.

Гособвинение приговор полностью устроил, а адвокаты бывших генералов от комментариев воздержались. В свою очередь, защитник Виктора Определенова Владимир Жеребенков заявил “Ъ”, что считает решение судьи «необоснованно жестоким» и будет его обжаловать.

По версии адвоката, следователи ГСУ СКР по Москве «искусственно создало событие преступление». «Экспертиза, проводившаяся в рамках расследования, не учитывала затрат предприятия, накладных расходов на изготовление электронных браслетов и иные насущные траты»,— пояснил свою позицию господин Жеребенков. Как он считает, «эксперт рассчитывал цену изделий по данным, найденным в интернете».

Как браслет привел к Александру Реймеру

Главной претензией по вынесенному приговору к Александру Реймеру и его подчиненным стало решение не проводить тендер в 2011–2012 годах на производство браслетов, а передать контракт ФГУП ЦИТОС. Поскольку последнее не имело ни производственной базы, ни достаточного количества сотрудников, исполнителем контракта стало самарское ООО «НПФ “Мета”», в котором работали заключенные. При цене 19 тыс. руб. у производителя стационарный браслет закупался ФСИН за 108 тыс. руб., а позволяющий отслеживать перемещения подконтрольного лица за пределами его дома — за 128 тыс. руб. Бывший гендиректор «Меты» Николай Мартынов в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве дал показания о том, что генерал Реймер за заключение договоров требовал откаты в размере 10% от их стоимости. По словам господина Мартынова, он отвез на Житную улицу, где находится головное здание ФСИН, 140 млн руб., которые передал главе ведомства прямо в его кабинете. В итоге предприниматель, дело которого рассматривалось в особом порядке, сел на три года и восемь месяцев.

По данным “Ъ”, Александру Реймеру могут быть предъявлены и новые претензии со стороны следственных органов. В ГСУ СКР по Москве находится еще одно уголовное дело, связанное с масштабными махинациями о хищении госсредств, выделенных тюремному ведомству в 2010–2014 годах на закупку интегрированных систем безопасности (ИСБ) для СИЗО и колоний. Это комплексы, которые отвечают за предотвращение побегов, наблюдение за заключенными, противопожарную безопасность, надзор за самим сотрудниками ФСИН, сохранение данных, обеспечение связи и т. д. Сначала было возбуждено уголовное дело, фигурантами которого стали несколько старших офицеров ФСИН, которых заподозрили в злоупотреблении полномочиями и служебном подлоге (ст. 285 и 292 УК РФ): якобы они сделали «закладки» в техзадания для возможных фирм — участников тендеров, обеспечив им победу в конкурсе. Но офицеры не только доказали свою невиновность, но и стали одними из инициаторов расследования по производству браслетов, написав ряд рапортов своему руководству. Эти данные были приобщены Замоскворецким судом к делу. И, возможно, станут поводом для новых обвинений бывшим руководителям ФСИН. Речь идет о первой закупку ИСБ еще в 2010 году на 330 млн руб. Позже эта техника была признана негодной к использованию, и в дальнейшем ФСИН пришлось осуществлять новые закупки, сумма которых якобы превышает 1,2 млрд руб.

Поиски 12-летней девочки продолжаются

Поиски Виктории Реймер стали главной задачей и болью Новокузнецка и области в целом. Пропавшую 12-летнюю девочку ищут не только люди в форме, но и волонтеры. Чем им можно помочь, в следующем материале.

Около сотни волонтеров сегодня заняты поисками пропавшей 26 января Виктории Реймер, две Натальи одни из них. Поисковая операция ведется четвертые сутки.

Наталья ЛЫСЕНКО, волонтер поискового отряда «Лиза Алерт»: «Сегодня первый день принимаем участие, так как работали, не могли вырваться. Ну и вот подъехали, взяли ориентировочки, расклеиваем их. Понимание встречаем. Люди спрашивают о том, кто потерялся, что потерялся. Объясняем что-то где-то, потому что не многие знают. Здесь в районе за вокзалом вообще нет ни одной ориентировки на девочку».

Расклейкой объявлений дело волонтеров не ограничивалось, в выходные в операции по розыску Вики Реймер принимало участие до 200 добровольцев. Действовали члены «Лизы Алерт» в первые дни в основном в Орджоникидзевском районе.

Валентин ГАВРИЛОВ, координатор поискового отряда «Лиза Алерт»: «Работа была проделана гигантская, прочесали полностью весь район, осмотрели вообще все, что возможно было. Расклеили полностью, где можно было ориентировки. На сегодня задача это расклейка ориентировок полностью по городу. Наша задача закрыть полностью весь город, то есть это на сегодня задача».

От активных непосредственных розысков к расклейке объявлений поисковый отряд перешел не случайно. В своей деятельности волонтеры стремятся не навредить официальному следствию. В отличии от лже-активистов, которые не только самовольно проникают на чужую частную территорию и устраивают допросы, но и пытаются заработать на чужом горе. В общем, отъявленные мошенники. Тем временем поисковая операция по розыску Виктории Реймер продолжается, волонтерский отряд всегда готов принять помощь от новокузнечан. Причем как вещами, так и личным участием. Последнее предпочтительнее.

Читать еще:  Как написать заявление в министерство здравоохранения

Валентин ГАВРИЛОВ, координатор поискового отряда «Лиза Алерт»: «На данный момент нужен клей, нужен скотч, нужны ориентировки, стопроцентно, потому что очень много нужно информации, очень много ориентировок нужно расклеить. На данный момент есть автомобили с водителями, но нет людей, что бы посадить, что бы рационально мы могли отправить экипаж. То есть нужны волонтеры».

Наталья ЛЫСЕНКО, волонтер поискового отряда «Лиза Алерт»: «Нужны люди, пожалуйста, присоединяйтесь. И помогайте в поиске Вики».

Подробно, о том, как помочь в поисках Виктории Реймер можно всегда узнать на сайте поискового отряда и в группах соцсетей. Ну а о том, как движутся официальные поиски, и какая информация есть на данный момент, смотрите в программе о происшествиях «Судный день».

Официальный сайт ПСО «Лиза Алерт»

Экс-главе ФСИН сохранили срок вместо штрафа

Мосгорсуд утвердил в среду обвинительный приговор в отношении бывшего директора ФСИН России Александра Реймера, его экс-заместителя Николая Криволапова и Виктора Определенова, ранее руководившего ФГУП «Центр информационно-технического обеспечения и связи» (ЦИТОС). Ранее вынесенные им сроки — от шести до восьми лет лишения свободы за мошенничество при производстве электронных браслетов для тюремного ведомства — признаны законными, но всем троим отменили дополнительное наказание в виде штрафов, которые исчислялись сотнями тысяч рублей. Адвокаты осужденных, настаивающих на своей невиновности, намерены и дальше добиваться отмены приговора, называя его политизированным, и готовы дойти до ЕСПЧ.

Вынесение решения по апелляционным жалобам фигурантов одного из самых скандальных коррупционных уголовных дел последних лет затянулось по различным причинам более чем на месяц. Лишь во вторник после изучения самих жалоб и дополнений к ним в Мосгорсуде выступили адвокаты, требовавшие отменить вынесенный в мае этого года обвинительный приговор как незаконный, и представители прокуратуры, просившие оставить его без изменений.

Как Александра Реймера осудили за браслеты

В среду последнее слово сказали сами заключенные. Александр Реймер, ранее получивший по приговору Замоскворецкого райсуда восемь лет колонии общего режима и штраф 800 тыс. руб., был предельно краток. Разжалованный из генерал-полковников в рядовые экс-глава тюремного ведомства лишь поддержал доводы своей защиты. Николай Криволапов, экс-заместитель директора ФСИН по тыловым вопросам, приговоренный к пяти годам и восьми месяцам заключения, штрафу и также лишившийся звания генерал-майора, был более эмоционален и говорил о необоснованности обвинений. Третий осужденный Виктор Определенов больше ссылался на то обстоятельство, что созданная при их участии система электронного мониторинга поднадзорных лиц (СЭМПЛ), как правильно называются электронные браслеты, до сих функционирует. Кстати, Николай Криволапов до приговора находился под домашним арестом и сам носил на ноге контролирующее устройство. Однако суд оставил приговор в силе, лишь отменил дополнительное наказание в виде штрафов, которое было назначено каждому из осужденных,— от 600 тыс. до 800 тыс. руб.

«Отправляясь на заседание, мы надеялись на лучшее и отмену приговора, хотя и понимали, что уголовное дело политизировано»,— заявил “Ъ” адвокат Виктора Определенова Владимир Жеребенков. По его словам, он с коллегами передал суду около 100 листов, в которых были указаны замечания на обнаруженные в приговоре неточности и откровенные изменения показаний 36 свидетелей. «Кроме того, мы вообще разорвали все экспертизы по делу, хищения есть только в мозгах у экспертов»,— утверждает господин Жеребенков. По его мнению, эксперты совершенно были неправы в своих оценках стоимости СЭМПЛ, так как сравнивали «высокотехнологичное оборудование с ширпотребом». Адвокат заверил: решение Мосгорсуда будет обжаловано в кассационном порядке, а при необходимости и во всех вышестоящих инстанциях, включая ЕСПЧ. Защитник подчеркнул, что в ближайшее время, судя по всему, осужденные разъедутся по колониям, так как приговор считается вступившим в законную силу. При этом, попадут они, естественно, в зоны для бывших сотрудников правоохранительных органов. «Они сами уже устали сидеть в СИЗО, а в колонии условия все-таки легче»,— сказал Владимир Жеребенков.

Как бывшего директора ФСИН отдали под суд

Напомним, что фигуранты этого громкого дела были задержаны еще летом 2015 года по обвинению в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Поводом стало расследование, связанное с производством ФГУП ЦИТОС, подведомственному ФСИН, электронных браслетов без проведения тендеров. Поскольку последнее не имело ни производственной базы, ни достаточного количества сотрудников, исполнителем контракта стало самарское ООО НПФ «Мета», в котором работали заключенные. При цене 19 тыс. руб. у производителя стационарный браслет закупался ФСИН за 108 тыс. руб., а позволяющий отслеживать перемещения подконтрольного лица за пределами его дома — за 128 тыс. руб. Бывший гендиректор «Меты» Николай Мартынов в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве дал показания о том, что генерал Реймер за заключение договоров требовал откаты в размере 10% их стоимости. Николай Мартынов рассказал, что лично отвез в служебный кабинет Александра Реймера на Житной улице в Москве наличными не менее 140 млн руб. Экс-глава «Меты» был осужден в особом порядке, получил небольшой срок и уже вышел на свободу по УДО. Правда, по некоторым данным, к нему предъявлен огромный гражданский иск почти на 3 млрд руб. Кстати, Замоскворецкий суд отказал стороне обвинения в удовлетворении такого же иска к Александру Реймеру и его подельникам, не признавшим свою вину.

Как отмечает защита осужденных, эти иски, а также назначенные судом штрафы «могли бы стать препонами» для подачи ходатайств на УДО. Теперь же осужденные Криволапов и Определенов имеют реальную возможность выйти на свободу менее чем через год, а вслед за ними и сам экс-глава ФСИН.

Право электронной переписки: как работают сервисы связи с российскими заключенными

Иллюстрация: Злата Улитина для ОВД-Инфо

Александр Литой

Общаться с политзаключенными можно не только через «Почту России», но и с помощью частных компаний, которые обеспечивают интернет-связь в местах лишения свободы. Зачастую такая переписка не только быстрее, но и надежнее, а также допускает анонимность. Электронные сервисы появляются в колониях, в том числе, в результате давления родственников осужденных на администрацию.

Анонимно и гарантированно

«У осужденного есть право на переписку. Каким образом оно будет реализовано, нигде не оговорено», — объясняет Андрей Александров, менеджер проектов сервиса «Зонателеком».

Не важно, бумажное или электронное, любое письмо в или из учреждения ФСИН проходит тюремного цензора. В случае электронных сервисов заключенному в камеру приносят распечатанное письмо, а также ручку и бумагу, чтобы он мог написать ответ. Затем ответ сканируют и отправляют адресату. По мнению члена президентского Совета по правам человека Андрея Бабушкина, электронная переписка надежнее традиционной бумажной.

«Электронное письмо нельзя потерять, оно имеет идентификатор. Его можно разве что отправить на пару дней позже, что-то в письме закрасить. Получаешь письмо, там девять десятых текста закрашено — явно происходит за решеткой что-то не то», — рассказывает Бабушкин.

Анархист Алексей Сутуга отсидел два срока, Правозащитный центр «Мемориал» признал его политзаключенным. Сутуга рассказывает, что когда сидел в «Бутырке», ему много писали сочувствующие. Электронные сообщения были удобнее бумажных — не нужно вчитываться в почерк незнакомых людей.

— Самое важное, отправитель может подписываться любым именем, и только ты будешь понимать, кто с тобой переписывается, — отмечает он.

После «Бутырки» Сутугу этапировали в Иркутскую область. В учреждениях, в которых он находился, электронных сервисов не было, и Сутуга прочувствовал на себе недостатки «Почты России»: бумажные письма получал с задержками от двух недель до месяца.

«Письма к заключенным приходят быстро, снимается социальная напряженность. Лучше работают социальные связи — о пользе их скажет любой психолог. Письмо, которое идет неделю, и письмо за один-два-три дня — это большая разница. Еще и статус доставки наших писем можно видеть. Человек понимает, что его ждут дома, он хочет быстрее вернуться к нормальной жизни», — рассказывает заместитель директора компании «Специальные электронные системы» (сервис «ФСИН-письмо») Александр Полькин.

По словам Полькина, «ФСИН-письмо» старается способствовать большей открытости для общества мест лишения свободы.

«В новых „Крестах“ в Санкт Петербурге мы реализовали проект совместно с Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Шишловым Александром Владимировичем по передаче электронных жалоб от заключенных. Подозреваемым, обвиняемым либо осужденным выдается бланк по их письменному заявлению, и они пишут электронную жалобу [на имя омбудсмена]. Эти обращения не подлежат цензуре, они сразу же отправляются», — рассказывает он.

Как рассказали ОВД-Инфо в петербургской Общественной наблюдательной комиссии, в новых «Крестах» через «ФСИН-письмо» можно бесплатно написать и в ОНК. Действительно ли такие письма не подвергаются цензуре, правозащитники пока затрудняются сказать.

Ведомственный провал

«Показывайте. Не я с [программой] работать буду, а вы. Сами включите компьютер и покажите, что у вас там есть, чему вы учите курсантов. Не умеете [включать]? Теперь вы, товарищ майор», — в 2011 году Александр Реймер (в то время глава ФСИН) перед телекамерами журналистов разносил своих подчиненных за неумение пользоваться компьютерами. Через четыре года Реймера посадили из-за махинаций с телекомуникационными расходами тюремного ведомства.

Собственными силами ФСИН не справляется с внедрением компьютерных технологий. В 2015–2017 годах ведомство получило на информатизацию 8,9 миллиарда рублей, в 2018 году Счетная палата констатировала практически полный провал внедрения электронных систем в места лишения свободы. Простаивало до 72% закупленного оборудования, до 44% было сломано, не была создана единая информационная система в рамках ведомства. Тогда же завели уголовное дело против руководства Главного центра инженерно-технического обеспечения и связи ФСИН.

Использование компьютерных технологий зафиксировано как важная задача в концепции развития уголовно-исправительной системы России до 2020 года (принята в 2010 году). В том числе концепция предполагает «предоставление осужденным и лицам, содержащимся под стражей, технической возможности использования средств видео-конференц-связи, электронной почты».

ФСИН сотрудничает с частными компаниями, обеспечивающими видеосвязь и связь по электронной почте для заключенных и их родных и близких. Интересно, что ведомство не препятствует использованию своего названия в наименованиях частных бизнес-продуктов вроде «ФСИН-письма», «ФСИН-атласа», «ФСИН.ру» и других.

«ФСИН — это не бренд», — объясняет Александров.

Тюремный IT-рынок

В стране действуют четыре компании, которые занимаются электронными сервисами за решеткой. Три из них можно отнести к малому или среднему бизнесу: у них от 16 до 25 сотрудников, ежегодная прибыль менее 20 миллионов рублей. И схожий набор услуг: электронная запись на свидание, денежные переводы, виртуальные магазины, электронная переписка, отправка фотографий, аудио и видеозвонки. По словам Александрова, часто бывает, что в разных учреждениях ФСИН доступны разные электронные услуги.

Старейшая компания на рынке (с 2008 года) — петербургские «Специальные электронные системы» (сервис «ФСИН-письмо»). Впервые «ФСИН-письмо» появилось в старом здании «Крестов». Один из основателей компании — бывший начальник легендарной петербургской тюрьмы Александр Житенев.

Читать еще:  Управление тс без то

В 2010 году начала работать «Зонателеком», проект «Объединенной сервисной службы Тулы». В 2011 году появилась «Родная связь», проект пермской компании «Компьютерные коммуникационные системы». При подготовке текста с пермской компанией связаться не удалось.

В 2016 году на рынок тюремного интернета пришла крупная телекоммуникационная компания — красноярское Конструкторское бюро «Искра», она запустила проект для видеозвонков и переписки с заключенными «Ариадна». В «Ариадне» отказались давать интервью ОВД-Инфо.

Всего в России более 1300 исправительных учреждений. Каждая компания покрывает по несколько сотен из них. Перед новым 2020 годом через одно только «ФСИН-письмо» российские заключенные получили более 135 тысяч писем.

По словам Александра Полькина, подключению учреждений к системе может мешать, например, нехватка кадров.

«В некоторых учреждения должность цензора как таковая сокращена. Их обязанности распределены между другими сотрудниками, и так получающими невысокую зарплату, — говорит Полькин. — Обычно [подключение к «ФСИН-письму“] происходит после обращений родственников [заключенных] к администрации учреждения. Как правило, после обращений родственников администрация учреждений сама выходит на нас. Определенную часть прибыли по договору мы перечисляем учреждениям. Они отдают эти деньги в бюджет Российской Федерации, затем могут затребовать их оттуда для своих нужд. Сейчас у нас очередь на подключение достаточно хорошая».

По словам члена СПЧ Андрея Бабушкина, бывают ситуации, когда администрация исправительных учреждений сначала допускает у себя работу электронных сервисов, а затем отказывается от них.

«Добросовестной администрации исправительного учреждения выгодно наличие такой системы. Для коррумпированной тюремной администрации — хуже прокуратуры», — уверен правозащитник.

Человек не должен оставаться один на один с системой

Каждый день люди в нашей стране сталкиваются с несправедливостью со стороны властей. Им очень нужна ваша поддержка, ведь без вас мы не сможем принимать звонки и помогать им в судах. Если каждый, кто читает это, оформит подписку на ежемесячное пожертвование, больше людей получат помощь.

История уголовного дела экс-директора ФСИН Александра Реймера

ТАСС-ДОСЬЕ. 25 февраля 2020 года Центральный районный суд Калининграда условно-досрочно освободил бывшего директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН России) Александра Реймера, осужденного за мошенничество.

История его уголовного дела — в материале ТАСС.

Возбуждение уголовного дела

29 марта 2013 года Главное следственное управление Следственного комитета (СК) РФ по Москве сообщило о возбуждении уголовного дела в отношении ряда должностных лиц Федеральной службы исполнения наказаний и ФГУП «Центр инженерно-технического обеспечения и связи» (ЦИТОС). Чиновники подозревались в совершении мошенничества в крупном размере при закупке на бюджетные средства электронных браслетов для лиц, находящихся под домашним арестом (система электронного мониторинга подконтрольных лиц). Фигурантами дела стали бывший глава ФСИН России Александр Реймер (возглавлял службу в 2009-2012 годах), его заместитель Николай Криволапов, директор ЦИТОС Виктор Определенов и Николай Мартынов, глава самарской научно-производственной фирмы «Мета», занимавшейся изготовлением устройств.

Дело о хищениях при закупке электронных браслетов

Уголовное дело было возбуждено по итогам следственной проверки, которая началась 26 февраля 2013 года. Было установлено, что руководители ФСИН учредили ФГУП «ЦИТОС», с которым без проведения открытого аукциона заключили пять контрактов на производство электронных браслетов. Общая сумма договоров составила 3,3 млрд руб.

ЦИТОС не имел необходимого оборудования и помещений для размещения производственных мощностей. Поэтому изготовление браслетов было организовано на самарском предприятии «Мета». Однако «Мета» не располагала возможностями для полноценного запуска производства, вследствие чего электронные устройства собирались из комплектующих сторонних фирм. Цены на электронные системы утверждал лично глава ФСИН.

Следствие установило, что большинство электронных браслетов не содержали блоки, отвечающие за обработку сигналов ГЛОНАСС, что не позволяло использовать устройства по назначению. Кроме того, браслеты поставлялись по значительно завышенным ценам (при стоимости в 19 тыс. руб. — по 108 и 128 тыс.). Из закупленных 23,9 тыс. комплектов на конец 2012 года использовалось лишь немногим более 9 тыс.

В результате мошеннических действий на счетах «Меты», по данным прокуратуры, оказалось более 2 млрд руб., из них 1,2 млрд было похищено. Кроме того, более 140 млн руб. получил лично Реймер от Мартынова «в качестве оплаты своих услуг за оказание помощи в хищении бюджетных средств». Общая сумма ущерба была оценена в 2,7 млрд руб.

Арест и следствие

31 марта 2015 года Александру Реймеру, Николаю Криволапову и Виктору Определенову было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса (УК) РФ («Мошенничество, совершенное в составе организованной группы, либо в особо крупном размере»). В тот же день Пресненский суд Москвы вынес решение об их аресте. Свою вину обвиняемые не признали. Реймер и Определенов были помещены в СИЗО, Криволапов — под домашний арест.

Накануне, 30 марта 2015 года, суд арестовал Николая Мартынова, который согласился на сотрудничество со следствием. Дело в отношении него было выделено в отдельное производство. В июле того же года он был переведен под домашний арест.

6 мая 2015 года Пресненский суд арестовал банковские счета и имущество экс-главы ФСИН Александра Реймера общей стоимостью более 15 млн руб.

24 сентября 2015 года Реймеру было предъявлено еще одно обвинение по ч. 3 ст. 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия»). Однако позднее прокуратура от него отказалась.

18 февраля 2016 года Следственный комитет России завершил расследование. 17 марта 2016 года ФСИН подала иск о взыскании около 3 млрд руб. с Реймера и других фигурантов уголовного дела.

Судебные слушания, приговор

30 июня 2016 года Замоскворецкий суд Москвы приговорил производителя электронных браслетов Николая Мартынова к трем годам и восьми месяцам колонии общего режима. Ему также был назначен штраф в 500 тыс. руб.

12 августа 2016 года столичная прокуратура утвердила обвинительное заключение в отношении остальных фигурантов и направила уголовное дело в суд. Александру Реймеру, Николаю Криволапову и Виктору Определенову предъявлены окончательные обвинения по ч. 4 ст. 159 и ч. 3 ст. 285 УК РФ. Кроме того, Криволапов, в доме которого были обнаружены 16 незаконно приобретенных патронов к наградному огнестрельному оружию, обвинялся по ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконное приобретение и хранение боеприпасов»).

Предварительные слушания в закрытом режиме начались 23 августа 2016 года в Замоскворецком суде Москвы. 30 августа суд приступил к рассмотрению дела по существу. В ходе заседания Реймер, Криволапов и Определенов отказались признавать свою вину.

22 мая 2017 года госсобвинение просило суд приговорить Реймера к девяти годам колонии общего режима, штрафу в один миллион рублей, а также лишить его специальных званий и государственных наград. Бывшему заместителю главы ФСИН Николаю Криволапову предложили назначить наказание в виде шести лет колонии общего режима со штрафом 800 тыс. руб., директору ЦИТОС Виктору Определенову — семи лет колонии общего режима.

14 июня 2017 года Замоскворецкий суд Москвы признал Александра Реймера виновным в мошенничестве в особо крупном размере и приговорил к восьми годам лишения свободы, штрафу 800 тыс. руб. и лишению звания генерал-полковника внутренней службы. При этом госнаград Реймера не лишили. Обвинения по ч. 3 ст. 285 УК РФ с него были сняты. Двое других фигурантов дела Николай Криволапов и Виктор Определенов получили пять лет и восемь месяцев и шесть лет колонии соответственно. 3 мая 2018 года Криволапов был досрочно освобожден.

22 ноября 2017 года Мосгорсуд смягчил приговор экс-главе ФСИН, отменив наказание в виде штрафа.

22 августа 2018 года Замоскворецкий суд Москвы удовлетворил иск ФСИН о взыскании свыше 2,2 млрд руб. с бывшего директора службы Александра Реймера и других осужденных по делу о мошенничестве.

Бывший глава ФСИН Александр Реймер не признал себя виновным

В Замоскворецком районном суде Москвы прошло первое заседание по делу экс-главы Федеральной службы исполнения наказаний Александра Реймера, его бывшего заместителя Николая Криволапова и директора ФГУП «Центр информационно-технического обеспечения и связи ФСИН» Виктора Определенова. Все они, по данным следствия, участвовали в многомиллиардных махинациях с электронными браслетами для лиц, находящихся под домашним арестом.

Серьезные проблемы у Реймера и его окружения возникли в начале 2013 года. По версии обвинения (прокурор Марина Дятлова), Реймер и его сообщники в составе преступной группы в 2010-2012 годах заключили несколько контрактов на поставку оборудования, цена на которое в несколько раз превышала рыночную. Прокурор отметила, что экс-глава ФСИН действовал «из корыстных побуждений, так как в силу должности был обязан расходовать бюджетные средства «соответственно сложившейся практике службы и общей экономической обстановке».

Как напоминает ТАСС, следственная проверка, в частности, установила, что госконтракты на изготовление и поставку электронных устройств были заключены между ФСИН и ЦИТОС без проведения открытого аукциона. При этом выяснилось, что большинство устройств не содержали электронные блоки, отвечающие за обработку сигналов ГЛОНАСС. Это не позволяло использовать браслеты по назначению. Кроме того, как было установлено, электронные браслеты поставлялись по значительно завышенным ценам (вместо 19 тыс. руб. — по 108 и 128 тыс. руб.). При этом из закупленных 23,9 тыс. комплектов на конец 2012 года использовалось лишь немногим более 9 тыс.
Общий ущерб от деятельности группы оценивается не менее, чем в 2,7 миллиарда рублей.

29 марта 2013 г. Главное следственное управление Следственного комитета (СК) РФ по Москве сообщило о возбуждении уголовного дела в отношении ряда должностных лиц Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) и Центра инженерно-технического обеспечения и связи (ЦИТОС). Реймер и Криволапов были арестованы. Определенов помещен под домашний арест. На сегодняшний день, Реймеру, Криволапову и Определенову предъявлены окончательные обвинения по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное с использованием своего служебного положения, в составе организованной группы в особо крупном размере»). Первым двум также инкриминируется ч. 3 ст. 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия»).

В ходе начавшегося процесса (судья Елена Аверченко) никто из подсудимых свою вину не признал. Защита, в свою очередь, пока ограничилась формальной критикой обвинительного заключения.

Кстати, в деле о махинациях с браслетами был еще один фигурант — предприниматель Николай Мартынов. Именно Мартынов, по данным следствия, передал Реймеру 140 миллионов рублей. Это была «доля» непосредственно главы ФСИН. В связи с тем, что Мартынов начал сотрудничать со следствием, его дело было выделено в отдельное производство. В июне 2016 года Замоскворецкий суд Москвы приговорил предпринимателя к 3 годам и 8 месяцам лишения свободы.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector