Ressib-nsk.ru

Ресиб НСК
7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Имеют ли право приставы арестовать единственное жилье

Что будет с единственным жильем в случае объявления себя банкротом?

единственное жилье при банкротстве

Кредитная система весьма успешно прогрессирует на отечественных гражданах. Низкие проценты. Большие сроки. Однако на практике люди не замечают, как попадают в «долговую яму» из которой выбраться может далеко не каждый. В итоге — огромная сумма, которую невозможно выплатить. Что делать в таком случае?

Помощь от государства

Правительство отлично отслеживает тенденции, которые развиваются среди населения, поэтому пытается решить проблемы. Именно поэтому к концу 2015 в свет вышел закон «О банкротстве физических лиц». В самом начале проекту пророчили отличное будущее, ведь он должен был решить проблемы большей части кредиторов. Практика показала, что все далеко не так гладко и возможностью объявить себя банкротом удалось лишь нескольким тысячам человек. Так в чем же причина? Во-первых, слишком высоко был поднят ценник госпошлины, который необходимо было вносить при подаче заявки. Во-вторых, само решение суда. Власти не хотели выносить положительный вердикт в случае, если с банкрота не было сложено дорогостоящее имущество. Таким образом, все решения выносились в сторону банка, даже если кредитор добровольно подавал заявку.

Именно эти проблемы заставили разработчиков законопроекта вносить ряд поправок:

— была снижена цена на государственную пошлину;

— сокращено количество документов, которые необходимо подавать;

— единственно жилье не может быть изъято.

Вроде бы все прекрасно, но опять же практика показывает несовершенство нашей системы.

В жизни не все так сладко

Объявить себя банкротом — это довольно сложный шаг. Да, с одной стороны вы получите возможность избавиться от долгов, но существует целый ряд «подводных камней». Если долг не превышает 500 тыс. рублей, но вы не можете погасить его согласно заранее принятому расписанию, то обязаны подать заявку на рассмотрение в суд.

Стоит отметить, что до принятия закона единственная жилая площадь, которая находиться у кредитора не должна была подвергаться судебным взысканиям. Это значит, что приставы не имели право накладывать судебное взыскание на площадь, если она единственная. И это был «спасательный жилет» для многих. Люди просто продавали свои дома или квартиры и выплачивали долг. На оставшиеся деньги можно было купить жилое сооружение поменьше или в другом (менее престижном) районе. Что же случилось после вступления закона в силу? Теперь суд имеет право взыскать единственную жилую площадь за долги. Аргументируется это тем, что даже после рассмотрения дела в сторону банка, многие не могут выплатить долг и интересы взыскательный нарушаются. Начиная с 2015 года приставы имеют право арестовать даже единственное жилье должника, при этом не важно один он живет или с семьей. Такой подход со стороны судебных служб весьма печален, ведь заранее понятно, чьих интересов они придерживаются.

Пример из практики

Однако, даже суд может толковать разные законы — по-разному. Так, в Санкт-Петербурге местная жительница задолжала круглую сумму. Согласно решению суда деньги необходимо вернуть, поэтому в счет долга был арестован и продан дачный участок. В итоге, денег на погашения полной суммы долга не хватило, поэтому пристав арестовал единственное жилье гражданки, в котором она проживала с маленьким сыном. Женщина обратилась в суд с иском, в котором решила оспорить действия приставов, указав, что это единственное место проживания для нее и сына. Иск был рассмотрен в пользу владелицы жилья. Ссылаясь на 79 статью Закона об исполнительном производстве, единственное для проживания жилье не может быть подвержено взысканию (статья 446 ГПК). Районный суд отметил, что квартира не может подлежать аресту, даже в качестве исполнительной меры.

На этом дело не закончилось. Пристав и банк направили апелляцию в городской суд. Они отметили, что арест был сделан не с целью взыскания, а как мера принудительного исполнения. Однако суд отказал, аргументируя это тем, что приставы не правильно толкуют закон и не могут использовать единственную жилую площадь для таких целей. Арест не может быть использован для сохранения имущества и на деле не может привести к исполнению судебных обязательств, поэтому действия приставов не являются правомерными.

Представители изыскателя опять не согласились с решением городского суда и направили повторный иск, но уже в Верховный суд РФ. Ознакомившись с материалами по делу, заявили, что питерский суд неправильно растолковал «букву Закона». Действия приставов можно считать правомерными. Верховный суд заявил, что в статье 446 ГПК запрещается изыскать единственную жилую площадь, но арест не подразумевает продажу. Значит это разные действия. Коллегия считает, что арест и изыскание — это не одно и тоже, поэтому приравнивать их, как это сделали судьи Санкт-Петербурга — нельзя. Дело в том, что арест подразумевает лишь ограничения жильцов в продаже квартиры, а проживать в ней можно спокойно и дальше. Так же было отмечено, что согласно постановлению пристав имеет право накладывать арест даже на единственную жилую площадь, чтобы ею не распорядились в ущерб интересам изыскателя (Дело №78 КГ 15-42).

Заметки на полях

Таким образом, можно понять, что несмотря на обновление и дополнение законов, различные органы власти могут трактовать их в рамках своего понимания. Поэтому решение суда в одной инстанции нельзя считать окончательным. Вы всегда можете обжаловать его. Ведь задача основная кредитора — это создать максимально неприятные условия для должника, чтобы он каждый день вспоминал о своем долге. Кредитная система на сегодняшний день довольно внушительно добавляет средств отечественным и зарубежным банкам, поэтому им выгодно предоставлять вам деньги, а потом забирать в несколько раз больше. Действительно, единственная жилая площадь довольно часто выручала должников, а как быть сейчас? Не стоит забывать о новых формах банкротства физических лиц (если сумма долга не превышает 500 тыс. рублей). Однако, чтобы воспользоваться такой возможностью вам необходимо первым подать заявление в суд. В противном случае это сделает кредитор и обернет дело в свое русло.

Даже единственное жильё могут забрать за долги. Объясняем, в каких случаях

Единственное жильё под защитой закона. Но не всегда

Закон гласит: нельзя забирать у должника его единственное жильё, в котором он проживает вместе со своими родственниками. Нужно гарантировать должнику и его семье условия, «необходимые для их нормального существования».

Но проблема в том, как закон трактуют судьи. Какой объём жилья нужно оставить должнику, чтобы он «нормально существовал»? А если должник по факту не проживает в своей квартире, а сдаёт её в аренду? А если у должника много квартир, то какую ему позволят оставить?

Если жилых метров много, судья оставит должнику самое дешёвое жильё.

Часто банкроты пытаются спасти кровно нажитые метры, быстро избавившись от жилья. Стратегия распространённая. К примеру, богатый гражданин имеет в собственности квартиры и дома. Он знает, что скоро придут всё отбирать, и в спешке раздаривает имущество детям или распродаёт его друзьям и партнёрам.

Есть три варианта развития событий:

  • Всю недвижимость вернут назад, если она продана неграмотно;
  • Вместо недвижимости с покупателей возьмут деньги (опять же когда продано всё было неграмотно);
  • Оспорить ничего не удастся: ни денег, ни квартир не вернуть. Последний случай — редкость.

Один челябинский бизнесмен решил пойти по первому сценарию. Он продал шесть квартир и элитный коттедж. Затем суд отменил все сделки и вернул в собственность бизнесмена одну из квартир и коттедж в Барвихе.

Тогда предприниматель потребовал оставить ему элитный коттедж в Барвихе как «единственное жильё». Но судьи решили, что «жить нужно скромнее», и отказались идти навстречу. В итоге дом продали с торгов.

Роскошная квартира — плохой вариант единственного жилья. Её часть могут кому-то продать либо обменять на вариант попроще

Сам по себе факт владения одной квартирой ещё не гарантия того, что у должника её не заберут. Тут есть два варианта.

Первый, самый простой: суд оценивает квартиру по стандартным критериям:

  • какая у неё площадь;
  • какой норматив площади на одного человека (или «жилищная норма учёта» по месту нахождения жилья).

С площадью квартиры всё понятно. Но с нормативами на одного человека сложнее: каждый город / посёлок устанавливает свои правила. Например, в Москве учётная норма жилья на человека составляет 10 кв. м, а в Санкт-Петербурге — 9 кв. м.

Так что, если у должника есть квартира 130 кв. м в Москве, где живут всего два человека, есть все шансы лишиться части квартиры. Взыскание обратят на долю, которая превышает минимально необходимую для «нормальной жизни».

Второй вариант зависит от находчивости кредиторов.

Очень любопытное дело было в Екатеринбурге. Гражданин банкрот владел двухуровневой пятикомнатной квартирой в центре города. Ему удалось сначала выиграть спор с кредиторами и заставить судью освободить квартиру от взыскания как единственное жильё.

Но, проиграв спор, кредиторы решили зайти с другого угла. На своём собрании они проголосовали за то, чтобы предоставить гражданину другое жильё, намного скромнее, а его роскошную квартиру продать. Часть денег решили направить на компенсацию затрат на покупку простой квартиры, остальное — отдать кредиторам. Этот подход понравился судьям.

Конституционный суд разрешил продать единственное жилье банкрота

Проблема исполнительского иммунитета на единственное, но «роскошное» жилье должника находится в подвешенном состоянии с 2012 года. Тогда Конституционный суд принял Постановление № 11-П, в котором указал на допустимость размена дорогой квартиры или дома на жилье подешевле и предписал изменить законодательство для закрепления такой возможности.

Но спустя девять лет законодательные поправки так и не были приняты, а Верховный суд в последние годы последовательно развивал практику, в которой признавал неприкосновенность единственного жилья, каким бы дорогим оно ни было (за одним исключением). Яркие примеры такой позиции ВС – недавние «дело Стружкина» и «дело Поздеева». В определениях по этим спорам ВС упоминал позицию КС, но отмечал, что законодатель так и не предложил необходимые критерии для размена.

Теперь вопрос, кажется, сдвинется с мертвой точки – в свежем постановлении КС еще раз указал, что исполнительский иммунитет не должен быть абсолютным, и в этот раз обязал суды применять свою позицию без необходимости ждать законодательных поправок.

История дела

В 1999 году калужанин Иван Ревков выдал заем в 772 500 руб. своей знакомой Елене Шахлович, но та не вернула деньги. Кредитор «просудил» долг, но не смог взыскать средства с помощью исполнительного производства. Спустя 19 лет, в 2018 году, суд проиндексировал сумму долга до 3,91 млн руб. Тогда Ревков добился банкротства Шахлович (дело № А23-2838/2019).

Но финансовый управляющий отказался включить в конкурсную массу 110-метровую квартиру Шахлович. Суды отказ подтвердили и распространили исполнительский иммунитет на имущество, которое является единственным жильем должника. Ревков обращал внимание, что Шахлович купила недвижимость в 2009 году по цене, намного превышающей сумму долга, и уже после вынесения судом решения о взыскании и даже после возбуждения в 2006 году исполнительного производства.

В начале января судья экономколлегии Иван Разумов отказался передавать спор о квартире на рассмотрение Верховного суда, признав тем самым правильность решений нижестоящих инстанций. После этого Ревков обратился в Конституционный суд.

Продать квартиру можно, если была недобросовестность

Конституционный суд еще раз подтвердил, что проблему нужно решать на законодательном уровне. Но в этот раз КС расширил свою позицию и прямо допустил возможность размена квартиры в банкротстве, чтобы частью денег погасить долг перед кредиторами, а на другую часть купить более скромное жилье для должника. Его может предоставить и кредитор, который заинтересован в продаже дорогой квартиры.

При принятии таких решений арбитражный суд должен разобраться, когда был «просужен» долг кредитора и возбуждено исполнительное производство. Нужно также удостовериться, что должник знал об этих событиях. «С другой стороны, имеют значение условия и суммы сделок и других операций должника, включая доказанные злоупотребления в приобретении жилья, когда при неисполненном решении суда должник переводит свое имущество под защиту исполнительского иммунитета, чтобы укрыть его там от взыскания по долгам», – подчеркивает КС. Суды также должны соотносить рыночную стоимость жилья с величиной долга.

Читать еще:  Современные принципы гигиенического нормирования факторов окружающей среды

Кроме того, кредиторы и суд не могут заставить должника переехать в другой город или регион. Но должник сам может согласиться на переезд.

Замещающее жилье не должно быть меньшей площади, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма – из расчета на каждого члена семьи, проживающего с должником.

«Со вступлением в силу итогового решения по настоящему делу абз. 2 ч.1 ст. 446 ГПК в дальнейшем не может служить нормативно-правовым основанием безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения», – подчеркивает Конституционный суд.

Суд определил, что спор Ивана Ревкова по поводу квартиры Елены Шахлович нужно рассмотреть заново – уже с учетом позиции КС.

Новые реалии

В отличие от позиции 2012 года, в этот раз КС указал, что в отсутствие законодательного регулирования его правовая позиция подлежит прямому применению, и возложил на суды определение пределов исполнительского иммунитета на жилье, отмечает Владимир Журавчак, партнер ЗАО «Сотби» ЗАО «Сотби» Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании × . Эксперт считает, что теперь судебная практика по вопросу применения исполнительского иммунитета будет в большей степени отвечать соблюдению баланса кредиторов и должников.

«Позицию КС стоит расценить в качестве средства снижения социальной напряженности на стороне кредиторов, вызванной архаичным запретом реализации единственного жилья несостоятельного гражданина», – полагает юрист АБ Казаков и партнеры Казаков и партнеры Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Уголовное право 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 22 место По количеству юристов 37 место По выручке Профайл компании × Дмитрий Шевченко.

Управляющий партнер ЮрТехКонсалт ЮрТехКонсалт Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × Алексей Николаев напоминает, что суды уже пытались разменивать роскошные квартиры должников, и в некоторых делах у них это даже получалось, например, в деле № А40-184236/2015 такую возможность подтвердил АС Московского округа.

Теперь же практика начнет активно развиваться в этом направлении, однако судам еще предстоит детализировать позицию Конституционного суда.

Например, судам предстоит решить вопрос о возможности смены места жительства в рамках одного населенного пункта. Ведь переезд может негативно сказаться на должнике, если значительно увеличится время дороги до места работы. Существенное значение могут иметь и специализированные образовательные или медицинские учреждения рядом с местом жительства, отмечает Николаев.

«Кредиторы-взыскатели, несомненно, активизируются и попробуют испытать новый механизм принуждения на своих должниках. Судам придется с этим мириться и разбираться в новых правовых реалиях», – ожидает Камбулат Карашев, юрист Лемчик, Крупский и Партнеры Лемчик, Крупский и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 9 место По количеству юристов 16 место По выручке 20 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × . Он согласен с Николаевым в том, что практике по этому вопросу еще предстоит сформироваться, а пока суды будут действовать по своему усмотрению.

Агина Копейкина, юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) 22 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 30 место По количеству юристов 39 место По выручке Профайл компании × , обратила внимание на другой аспект постановления КС – вопрос добросовестности должника. Эксперт называет очень важной оценку поведения должника при разрешении подобных споров.

ВС пришлось напомнить, что при исполпроизводстве можно арестовывать только имущество должника

Судебная коллегия по административным делам ВС напомнила нижестоящим инстанциям, что приставы не вправе накладывать арест на имущество, которое не принадлежит должнику (Кассационное определение по делу № 45-КАД20-9-К7).

В августе 2019 г. судебный пристав-исполнитель наложил арест на имущество в рамках исполпроизводства в отношении Александра Горбунова. На ответственное хранение взыскателю были переданы газовая плита, унитаз, зеркало, обувной комод и две межкомнатные двери. Мужчина оспорил действия пристава в суде. Арестованное имущество – это предметы обычной обстановки, а не роскоши, утверждал Александр Горбунов.

В ходе рассмотрения дела в Железнодорожном районном суде г. Екатеринбурга выяснилось, что квартира, имущество из которой арестовал пристав, не является собственностью должника – он жил там на основании договора найма. Прежде чем арестовывать имущество, следовало выяснить, принадлежит ли оно должнику, подчеркнула первая инстанция. Более того, суд пришел к выводу, что на такие вещи в любом случае нельзя обращать взыскание: это предметы домашней обстановки, которые нужны для обеспечения повседневных бытовых потребностей. Признав действия пристава незаконными, первая инстанция обязала его вернуть имущество в квартиру «в первоначальном состоянии».

Однако Свердловский областной суд изменил это решение. Он согласился, что пристав не имел права накладывать арест на плиту, унитаз и межкомнатные двери. Но на зеркало и обувной комод, по мнению апелляции, обращать взыскание можно – потому что это не предметы первой необходимости. Если собственник считает свои права нарушенными, то может подать иск об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи, разъяснила вторая инстанция. Седьмой кассационный суда общей юрисдикции согласился с таким подходом, поэтому Александр Горбунов подал жалобу в ВС РФ.

Изучив материалы дела, Верховный Суд заметил, что под арест попало имущество из квартиры, которая не принадлежала должнику ни на праве собственности, ни по договору соцнайма. При этом у пристава не было сведений о том, что арестованные вещи – собственность Александра Горбунова. «Обращение взыскания в рамках исполнительного производства, включая применение такой меры обеспечения исполнения исполнительного документа, как арест, производится в отношении имущества, принадлежащего должнику. Наложение ареста, а также иные действия, совершенные в отношении имущества, не принадлежащего должнику, не соответствуют закону», – подчеркнул ВС. На этом основании он, отменив акты апелляции и суда округа, оставил в силе решение первой инстанции.

Заведующий АК «Банников и партнеры», к.ю.н. Руслан Банников отметил, что эту же позицию заняла Экономколлегия ВС РФ еще в 2018 г. в Определении № 303-КГ18-800 по делу № А04-1546/2017. «Со ссылкой на п. 50 Постановления Пленумов ВС и ВАС № 10/22 от 29 апреля 2010 г. Верховный Суд сделал вывод о том, что в случае, когда спор о гражданских правах относительно вещи, подвергнутой аресту, отсутствует, заявитель не может быть лишен возможности оспаривать постановление судебного пристава-исполнителя в суде», – напомнил эксперт.

Из кассационного определения следует, что между Александром Горбуновым и собственником квартиры спора о принадлежности имущества не было. «То есть отсутствовали препятствия для рассмотрения административного искового заявления должника о признании незаконными исполнительных действий судебного пристава-исполнителя», – пояснил Руслан Банников.

По его словам, правила о разграничения этих двух способов защиты достаточно простые. «Когда вещно-правовой спор о принадлежности арестованного имущества отсутствует, допускается оспаривание постановлений и действий судебного пристава-исполнителя в порядке гл. 22 КАС или гл. 24 АПК. Именно такие разъяснения содержатся в п. 1 Постановлении Пленума ВС от 17 ноября 2015 г. № 50 “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства”. Если же вещно-правовой спор наличествует, то защита заинтересованного лица возможна только путем предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) к должнику и взыскателю», – указал адвокат. При этом, добавил он, в практике встречаются две разновидности исков: когда у истца есть правоустанавливающие документы на арестованное имущество, достаточно лишь требования об освобождении имущества от ареста. Если же документов нет, необходимо заявлять еще и требование о признании права собственности.

Юрист практики банкротства юридической фирмы «Инфралекс» Дарья Соломатина подчеркнула, что принадлежность имущества должнику может и должна подтверждаться правоустанавливающими и правоподтверждающими документами – выписками, договорами, свидетельствами, чеками.

При этом, добавила она, согласно п. 59 Постановления Пленума ВС № 50 по общему правилу презюмируется, что должнику-гражданину принадлежит движимое имущество, находящееся в помещении, которым должник владеет. «Однако, к примеру, предметы обычной домашней обстановки и обихода (за исключением предметов роскоши) в силу положений ст. 446 ГПК РФ являются имуществом, которое не может быть каким-либо образом ограничено в использовании должником. В соответствии с п. 60 Постановления Пленума ВС № 50 к таким предметам относится минимально необходимое имущество, требующееся должнику-гражданину и членам его семьи для обеспечения реальной возможности удовлетворения повседневных бытовых потребностей в питании, отдыхе, лечении, гигиене», – указала эксперт.

По ее словам, относится ли определенное имущество к предметам обычной домашней обстановки и обихода, разрешает судебный пристав-исполнитель с учетом конкретных обстоятельств, в частности назначения и цены имущества, возможности его замены на аналогичную вещь меньшей стоимости, местных обычаев. «Во избежание подобных ситуаций, конечно, лучше всего применять превентивные меры. К примеру, при заключении договора составить опись имущества внутри арендуемого помещения. Не лишними в качестве доказательств будут как фото и видео, представляемые арендодателями и наймодателями в качестве наглядных дополнений к объявлениям, так и объяснения заинтересованного собственника имущества», – считает Дарья Соломатина.

Но доводить до абсурда подобные действия также не стоит. «Важно понимать, что даже в самом плачевном финансовом состоянии должника приставы не вправе пренебрегать принципами уважения чести и достоинства гражданина, а также неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования гражданина и его семьи», – подчеркнула эксперт.

Адвокат МКА «Тимофеев, Фаренвальд и партнеры» Мария Милюкова заметила, что это кассационное определение – очередное напоминание для арендодателей: «Гораздо проще минимизировать юридические риски на этапе заключения договора, чем впоследствии нести убытки из-за долгов арендатора».

По ее мнению, необходимо не только проводить тщательную проверку арендатора или нанимателя на предмет наличия в отношении него судебных дел и исполнительных производств, но и проработать содержание договора аренды. «Чтобы не остаться у разбитого корыта, арендодателю следует настаивать на максимально подробной описи имущества, находящегося в помещении, и его стоимости в акте приема-передачи к договору аренды или найма. Подтвердить, какое имущество находилось в помещении на момент передачи его в аренду, можно также с помощью фото- и видеофиксации, заверенной подписями обеих сторон», – рассказала адвокат. В этом случае необходимо указать, что любое имущество, зафиксированное на фото или видео и не поименованное в акте приема-передачи, является собственностью арендодателя или наймодателя.

«Целесообразно предусмотреть в договоре условие о компенсации арендатором стоимости указанного имущества в случае его изъятия или ареста по долговым обязательствам арендатора, а также обязанность арендатора обращаться с соответствующими заявлениями об освобождении имущества арендодателя из-под ареста (с возможностью расторжения договора аренды в случае ее неисполнения и удержания страхового депозита, если таковой предусмотрен)», – отметила Мария Милюкова.

Хотя по ст. 119 Закона об исполнительном производстве арендодатель и сам может обратиться с иском об освобождении имущества из-под ареста, дополнение договора аренды соответствующими положениями не будет лишним, считает адвокат. Оно может сделать арендатора более дисциплинированным в финансовых отношениях с другими и, как следствие, обезопасить арендодателя, пояснила Мария Милюкова.

Имеют ли право приставы арестовать единственное жилье

Городской округ город Михайловка
Волгоградская область

  • Главная
  • Новости
  • Администрация
  • Антикоррупционная политика
  • О городе
  • Приемная
  • Открытые данные
  • Версия для слабовидящих
  • Власть
  • Экономика и финансы
  • Архитектура и градостроительство
  • Муниципальное имущество и землепользование
  • Официальные документы
  • Социальная сфера
  • ЖКХ
  • Потребительский рынок
  • Защита прав потребителей
  • Отдел по сельскому хозяйству, Отделы сельских территорий и ТОСы
  • ЗАГС
  • Кадровое обеспечение
  • ГО и ЧС
  • Отдел по культуре, молодежной политике, спорту и развитию туризма
  • Это важно
  • Вам помогут
  • Горячая линия
  • Это интересно
  • Центр занятости
  • .
  • Муниципальный архив
  • Оценка регулирующего воздействия
  • Антитеррористическая комиссия
  • Предпринимательство
  • Муниципальный контроль
  • Комитет по муниципальному контролю и административной практике
  • Антимонопольный комплаенс
  • Национальная политика
Читать еще:  Как начисляется пени за просрочку коммунальных платежей

Это важно

  • Информация для беженцев
  • Бесплатная юридическая помощь
  • Доступная среда
  • Информация Пенсионного фонда
  • Административная комиссия
  • Сведения, подлежащие представлению с использованием координат
  • Прокуратура информирует
  • Фонд социального страхования РФ информирует
  • Налоговая инспекция информирует
  • Росреестр и кадастровая палата информируют
  • Всероссийская перепись населения 2020 года
  • Профилактика коронавируса
  • COVID-19 Нормативно-правовые акты
  • Важная информация для предпринимателей
  • Мы и ЗОЖ
  • Сервитут

Арест на квартиру: что это, как и кем накладывается и как узнать наложен ли арест на квартиру в ЕГРН

В настоящее время количество людей, у которых возникают задолженности по кредитным, коммунальным и другим платежам, становится все больше. У многих из них возникает вопрос: не арестуют ли из-за имеющихся задолженностей их жилье?

О том, что такое арест на квартиру, как его снять, а также о том как узнать, зарегистрировано ли в ЕГРН ограничение в виде ареста рассказывает начальник отдела регистрации арестов Управления Росреестра по Волгоградской области Елена Иванова.

Под арестом квартиры подразумевают наложение запрета на проведение каких-либо действий по распоряжению объектом недвижимого имущества. Так, жилое помещение, находящееся под арестом, нельзя продать, обменять, заложить, сдать в аренду и т.д.

Арестовать могут, например, за долги перед коммунальными службами, банками.

Следует отметить, что владелец недвижимости не сможет продать арестованную квартиру, но жить в ней и пользоваться жилым помещением он сможет по-прежнему.

Как узнать, наложен ли арест на квартиру?

Сделать это достаточно легко – нужно взять в Многофункциональном центре по предоставлению государственных услуг «Мои документы» выписку из ЕГРН. Из выписки помимо факта отсутствия или наличия ареста можно установить также дату и инициатора наложения ареста.

Кто может наложить арест на квартиру и за что? Наложить арест на жилое помещение может суд в целях обеспечения иска, если есть основания предполагать, что владелец квартиры может предпринять действия по отчуждению жилого помещения, что затруднит исполнение решения либо сделает его невозможным.

Помимо суда наложить запрет на жилое помещение может судебный пристав-исполнитель на основании исполнительного документа.

После получения определения суда о наложении ареста или постановления пристава о запрете регистрационных действий, Управление регистрирует в течение 3 рабочих дней в ЕГРН обременение объекта недвижимости и не позднее 5 рабочих дней извещает об этом собственника.

Аналогично производится арест доли в квартире. Если гражданин владеет не всей недвижимостью, а долей в жилом помещении, то запрет накладывается не на всю квартиру, а только на часть, которой владеет должник.

Как собственнику узнать когда арест снимут и какие действия для этого нужно предпринять? Арест будет снят с жилого помещения только после устранения оснований его наложения.

Так, если арест на квартиру наложен из-за за долгов, то для его снятия необходимо оплатить всю задолженность. Если по определению суда — то принять меры для разрешения вопроса, который являлся причиной судебного разбирательства.

После устранения причин, необходимо обратиться в орган, инициировавший его наложение:

— если арест наложен на основании определения суда, то заявление об отмене ареста направляется в тот же самый суд,

— если арест наложен приставами – то в соответствующий отдел ФССП.

При принятии положительного решения суд сообщает в орган регистрации прав о снятии ареста в течение 3 рабочих дней после вынесения определения, судебный пристав-исполнитель – не позднее 3 рабочих дней после вынесения постановления.

Войти

  • Все новости
  • Аналитика
  • Pазъяснения
  • Kоммунальная самооборона
  • .Безопасный двор
  • Kраском. Дело в трубе.
  • .Долевое строительство
  • Подписка RSS
  • Устав
  • Свидетельства
  • Контакты
  • Мы в СМИ
  • Mатериалы СМИ
  • Финансирование
  • Команда
  • Организационная структура
  • Oбщественная жилищная инспекция
  • Академия домового управления
  • Академия домового управления — 2019
  • Академия домового управления — 2018
  • Академия домового управления – 2017
  • Материалы к семинарам 2016г
  • Материалы к семинарам 2015г
  • Материалы к семинарам 2014г
  • Документы
  • Образцы протоколов общего собрания
  • Образец доверенности
  • Все жалобы в службу жилищного контроля
  • Проблемы в квартире
  • Проблемы в подъезде
  • Проблемы во дворе
  • Проблемы со стенами
  • Проблемы с микроклиматом
  • Проблемы с водой
  • Проблемы с санитарией
  • Капитальный ремонт, как открыть спец счет?
  • Закон Красноярского края № 4-1451 от 27.06.2013
  • Раздел IX Жилищного кодекса РФ
  • Пособие по финансированию капремонта МКД 2013г
  • Приемная
    • Вопрос — Ответ
    • Судебная практика
  • Документы
    • Документы Министерства строительства и ЖКХ РФ
    • Перечень писем Министерства экономического развития РФ
    • Правила и нормы технической эксплуатации жилого фонда
    • Стандарт раскрытия информации
    • Нормативы водоснабжения и водоотведения в Красноярском крае
  • Ссылки
    • Контакты надзорных органов

Верховный суд РФ разъяснил, что приставы имеют право наложить арест на единственное жилье должника

Однако, данный арест производится не для того, чтобы продать жилье должника для погашения долгов, а для того, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя.

В районном суде Петербурга было вынесено решение по иску против местной жительницы. Она по решению суда обязана была вернуть немалый долг. Пристав завел исполнительное производство и арестовал часть имущества должницы. Имущество продали, и деньги ушли на погашение долга.

Но этих средств на все погашение не хватило, и пристав наложил арест на квартиру, где жила должница с ребенком.

Должница не согласилась с данными действиями приставов. Она обратилась в другой райсуд с заявлением, об оспаривании вынесенного приставом постановления по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира — единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать.

Районный суд с этим заявлением согласился. В своем решении суд первой инстанции сказал, что согласно статьи 79 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен в Гражданском процессуальном кодексе. Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список (статья 446 ГПК.)

Кредитор и судебный пристав подали апелляционную жалобу в Санкт-Петербургский городской суд. В апелляционной жалобе сказано, что арест квартиры был произведен «не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве».

Городской суд не поддержал жалобу кредитора и судебного пристава, и поэтому они обратились в Верховный суд РФ. И в Верховном суде с действиями пристава согласились.

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом «в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях» (статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Судебной коллегии Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является. Это разные действия.

По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения. В решении Судебной коллегии сказано, что «из постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда».

Судьи уточнили, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно — изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает. Должница продолжает проживать в своей квартире, но после наложения ареста не сможет распорядиться жильем. То есть продать его, подарить или поменять.

Верховный суд в этом деле использовал постановление Пленума «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (ноябрь 2015 года), согласно которому арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя. (Дело N 78-КГ15-42)

Больше не единственное: у кого смогут изымать жилье за долги

Конституционный суд (КС) РФ повторно потребовал законодательно урегулировать правила, по которым единственное жилье граждан-должников может быть изъято. Ключевым выводом КС стало признание, что ст. 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) больше не может считаться причиной для безусловного отказа в обращении взыскания на жилье, если суд считает необоснованным применение исполнительского иммунитета. Но нужно оговориться — речь идет о роскошном жилье, метраж которого превышает санитарную норму жилой площади на человека.

При соблюдении некоторых условий в России смогут изымать у недобросовестных должников и граждан-банкротов единственное жилье. Гражданам, у которых изымут единственное дорогое жилье в счет долга, должны предоставить более скромные квартиры. Решение Конституционного суда может привести к лишению единственного жилья не только злостных должников, но также тех, кто дошел до банкротства либо из-за своей финансовой безграмотности, либо по неосторожности, а не в результате умышленного уклонения от погашения долгов, считают юристы, опрошенные редакцией «РБК-Недвижимости».

Рассказываем, у кого смогут изымать недвижимость и какие последствия ждут злостных должников.

Сколько людей могут попасть под удар

По данным Объединенного кредитного бюро (ОКБ), число россиян с просроченной на 90 и более дней задолженностью перед банками от 500 тыс. руб. за последний год выросло с 900 тыс. до 1,1 млн. Суммарный долг этих заемщиков, которые потенциально могут через суд получить статус банкрота, в феврале 2020 года составлял 1,2 млрд руб., а в феврале 2021 года — 1,4 млрд руб. Но далеко не все из них получат статус банкрота, отмечают в ОКБ.

Все на усмотрение судов

Решение Конституционного суда — это прецедент, который может иметь далеко идущие последствия для недобросовестных должников и тех, кто объявил о банкротстве. Но изложенная в постановлении КС позиция уже высказывалась им в 2012 году, напомнила адвокат коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Александра Воскресенская. Однако изменения в законы внесены не были.

«Сейчас нет градации условий, при которых недобросовестность должника была бы законодательно закреплена как основание для продажи его имущества на торгах и стала бы причиной снятия имущественного иммунитета», — считает адвокат Тимур Маршани. По его мнению, сначала нужно привести к единому знаменателю соответствующие законодательные акты, а уже потом применять инициативу.

Некоторые суды с 2012 года применяли данный подход — они принимали решения об обращении взыскания на имущество, которое было единственным жильем должников, а в обоснование приводили позицию, изложенную в постановлении КС, замечает Александра Воскресенская. На практике такие решения не исполнялись, поскольку не было законодательного регулирования процедуры обращения взыскания. В частности, в законе по сей день отсутствуют нормы, которые бы объясняли, как в рамках исполнительного производства проводить оценку единственного жилья, как определить, какие параметры считать разумно достаточными. По словам Воскресенской, также непонятно, как выставлять недвижимое имущество на торги — выделять долю либо продавать всю квартиру и возвращать должникам часть суммы, необходимую для приобретения «разумно достаточного» жилого помещения.

КС указал, что хотя вопрос по-прежнему требует законодательного регулирования, суды могут применять так называемый исполнительский иммунитет по собственному усмотрению, обратила внимание руководитель практики разрешения споров адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Анастасия Подковко. Это значит, что суды могут применить исполнительский иммунитет и отказать в обращении взыскания на единственное жилье должника, а могут, напротив, отказать в применении иммунитета и обратить взыскание на такое жилье по долгам его собственника.

«Суд должен руководствоваться обстоятельствами конкретного дела, внимание акцентируется на соотношение размера непогашенной задолженности и стоимости единственного жилья должника, во внимание также принимаются обстоятельства его приобретения, особенно подозрительны ситуации покупки единственного жилья после возникновения долга», — говорит Анастасия Подковко.

Как налагается взыскание на имущество (жилье)

Первый шаг — розыск имущества (жилья). Судебный пристав определяет, какое имущество имеется у гражданина, с помощью продажи которого можно погасить долг.

Второй шаг — наложение ареста на имущество, чтобы должник не продал его и не скрыл полученные доходы от взыскателей.

Третий шаг — оценка имущества для установления справедливой суммы, за которую оно будет реализовываться на торгах.

Читать еще:  Как заполнить уведомление Р15001 на ликвидацию ООО

Четвертый шаг — выставление имущества на торги. С суммы выручки гасится задолженность, излишки возвращаются должнику. Если торги не приносят результата, взыскателю предлагается принять объект в собственность в счет долга.

Что ждет должников

Инициатива КС выполнима, но — в долгосрочной перспективе, полагают юристы. КС дал разъяснение и предложил Госдуме внести изменения в закон о банкротстве и в Гражданский процессуальный кодекс, однако Госдума может и не следовать рекомендациям. По мнению Александры Воскресенской, до внесения изменений в сам закон единственное жилье у должников изымать не будут — даже в случае удовлетворения соответствующих судебных исков. О рисках стоит говорить уже после законодательной реформы в этой области. А практика разрешения подобных споров может пойти по одному из двух путей.

Первый путь — экономически целесообразный, но субъективный. Обращение взыскания будет производиться на квартиры, которые, по мнению суда, по своей площади превышают «необходимые и разумные» стандарты. Например, четырехкомнатная квартира, в которой должник проживает один.

Второй путь — юридически формальный. В этом случае, по мнению Воскресенской, изымать будут все квартиры, если они превышают минимальные размеры площадей в соответствующем регионе. Нормативы устанавливаются актами субъектов РФ и являются действительно минимальными (в Москве — 10 кв. м на одного члена семьи).

Больше всего проблем вызовет второй подход, отмечает Александра Воскресенская. В данном случае без квартир останется около половины должников, если их площадь будет превышать установленную норму предоставления хотя бы на несколько квадратных метров.

По мнению Анастасии Подковко, единственная квартира или дом уже не под абсолютной защитой. «Стоимость жилья, конечно, играет определенную роль, но не ключевую. Забрать могут как роскошное жилье, так и вполне себе среднее, если суммы от его продажи хватит и на то, чтобы закрыть долг, и на покупку новой квартиры для должника и его семьи, исходя из норм социального найма в пределах региона его нынешнего проживания», — отмечает юрист.

«По этой причине злостным должникам, которые привыкли брать и не отдавать, придется искать новые способы сохранения своего имущества, поскольку наиболее распространенный — сохранение за собой единственного жилья — может перестать работать», — считает Анастасия Подковко.

История вопроса

С иском в Конституционный суд обратился житель Калужской области Иван Ревков. Еще в 1999 году он одолжил своей знакомой 772 тыс. руб., но так и не получил денег назад. Гражданин неоднократно подавал в суд на должницу, выигрывал процессы, сумма долга была проиндексирована до 4,5 млн руб., но так и не сумел добиться погашения долга. А в 2009 году должница купила квартиру площадью 110 кв. м, еще через десять лет начала процедуру личного банкротства. Квартира как единственное жилье ответчицы осталась в ее собственности. Кредитор несколько раз подавал в суд, требуя погашения долга, но все кассационные инстанции, включая Областной арбитражный суд, оставили банкротство в силе. И только КС усомнился в правильности решений и отправил дело на пересмотр.

Этот случай — далеко не единственный. Бывает, что единственное жилье должника — это квартира или дом, который явно превышает его потребности. К примеру, человек должен 2–3 млн руб., а проживает один в квартире площадью 150 кв. м и стоимостью 18–20 млн руб.

Суммы, полученной от продажи такого жилья на торгах, хватило бы как для приобретения неплательщику нового жилья, так и для полного расчета с кредитором. Но на практике такая схема практически нереализуема. Исключение составляет лишь ипотечное жилье — оно находится в залоге и, согласно Гражданскому процессуальному кодексу, на него может быть наложено взыскание. Верховный суд ранее указал, что даже при банкротстве возможно взыскание на единственное жилье, если оно не было в залоге.

МОГУТ ЛИ ЗАБРАТЬ ЕДИНСТВЕННОЕ ЖИЛЬЁ ЗА ДОЛГИ

Могут ли забрать единственное жильё за долги 26 Фев 2021 Банкротство

Компания «Управа» — это юридическое агентство, которое предоставляет своим клиентам полный спектр услуг, с нашей помощью можно избавиться от долгов на законных основаниях. Практика показывает, что в некоторых случаях в рамках решения суда имущество подлежит аресту, после этого оно продается с торгов для погашения долговых обязательств. Вопрос лишь в том, могут ли у должника отнять единственное жилье?

Если речь заходит о долгах в особо крупных размерах, то представители налоговой службы имеют все основания для реализации крайних мер, к числу которых можно отнести принудительное истребование имущества, находящегося в собственности у гражданина.

Законодательными нормами определены категории имущества, не подлежащие изъятию по долгам. Среди них можно выделить:

  • Единственное жилье должника, это распространяется как на квартиры, так и на частные дома;
  • Бытовые предметы и личные вещи физического лица, использующиеся в повседневной жизни;
  • Объекты, необходимые для осуществления профессиональной деятельности, при этом их стоимость не должна превышать показатель в 100 МРОТ;
  • Домашние животные и птицы;
  • Денежные средства по размеру соответствующие величине прожиточного минимума.

Под единственным жильем понимается площадь, на которой созданы условия для проживания самого должника и членов его семьи. Это правило распространяется на случаи, когда физическое лицо не имеет других объектов недвижимости в собственности.

Может ли долг стать основанием для выселения из единственного жилья?

Для многих людей, столкнувшихся с отсутствием возможности для погашения долгов вопрос, связанный с сохранением квартиры, является очень актуальным, особенно если речь идет о единственном жилье.

Согласно нормам действующего законодательства, взимание у должника единственную жилую площадь и земельный участок, на которой она размещена, является запрещенной процедурой вне зависимости от суммы задолженности, стоимости недвижимости. Иммунитет распространяется на жилье, где прописаны граждане, возраст которых не достиг 18 лет.

На каких основаниях пристав может произвести арест недвижимого имущества?

В данном случае необходимо разграничить понятия наложения взыскания на имущество и арест недвижимости. В первом случаев осуществляется изъятие имущества с выселением в принудительном порядке. После этого имущество продается, а полученные средства отправляются на погашение долговых обязательств. Арест представляет собой наложение ограничений, при этом права собственности остаются у должника.

Как осуществляется арест на единственную жилищную площадь?

Постановление о наложении ареста на имущество выносит судебными органами по инициативе заемщика или государственного ведомства. После этого судебные приставы приступают к практической реализации, поставленной перед ними судом, задачи.

Если жилье подлежит изъятию, то в акте обозначается пункт, связанный с уточнением того, кому будут отходить средства с продажи, и кто занимается исполнением. После этого на документе расписываются все стороны.

Основной целью ареста имущества является ограничение возможностей его владельца, другими словами должник не может производить операции с недвижимостью. Если гражданин является собственником нескольких квартир, то пристав может наложить арест только на одну жилищную площадь. После этого она изымается и продается.

В каких случаях можно лишиться квартиры?

В скором времени законодательная база пополнится дополнением, согласно которому судебные приставы смогут изымать единственную квартиру с целью уплаты долгов. Это решение будет применимо в следующих случаях:

  • Если должник уклоняется от выплаты алиментов;
  • Если у должника имеются обязательства по возмещению ущерба.

На практике основанием лишения недвижимости может быть прекращение выплат по ипотеке. В данном случае квартира выступает в качестве залога у банка, который имеет право на обращение в суд с целью взыскания недвижимого имущества для погашения долговых обязательств.

Отдельного внимания заслуживают случаи, когда лицо, задолжавшее большую сумму по алиментам, намеренно скрывать факт наличия имущества и места работы. Если размер долга соответствует стоимости квартиры, то она может быть арестована по инициативе пристава.

Также важно выделить случаи, когда у жильца накапливается большая задолженность по коммунальным платежам. Если эта сумма переходит все разумные границы, то коммунальные службы могут обратиться в суд, и отнять недвижимость с целью уплаты долгов. Если вы накопили их слишком много, стоит найти себе юриста по судебным спорам.

Арест единственного жилья возможен

В конце 2015 года вступило в действие постановление Верховного Суда РФ, по которому судебные приставы теперь могут арестовать даже единственное жилье должника. Решение Верховного суда не позволит приставам выселить собственника из квартиры или продать недвижимость вопреки воле владельца — право на проживание в квартире по-прежнему гарантировано законом. Жить можно, а распоряжаться – нельзя. Пока долг не будет погашен, должник не имеет права ни продать, ни прописать других людей в своей квартире, ни сдать её в аренду. В конце 2015 года вступило в действие постановление Верховного Суда РФ, по которому судебные приставы теперь могут арестовать даже единственное жилье должника. Решение Верховного суда не позволит приставам выселить собственника из квартиры или продать недвижимость вопреки воле владельца — право на проживание в квартире по-прежнему гарантировано законом. Жить можно, а распоряжаться – нельзя. Пока долг не будет погашен, должник не имеет права ни продать, ни прописать других людей в своей квартире, ни сдать её в аренду.
В том случае, если должник владеет единственной квартирой по праву долевой собственности, аресту подлежит вся квартира. Если же другие владельцы, не имеющие долгов, решат выделить свою долю, то они получат такую возможность, а под арестом останется только часть, принадлежащая неплательщику. В случае, если дом частный и стоит на своей земле, часть участка в некоторых случаях могут отрезать и продать.

Ранее суды руководствовались принципом: раз единственную квартиру нельзя продать, то и аресту она не подлежит. Однако сами должники могли продать свою квартиру целиком или по частям и скрыться от кредиторов. Но сейчас у взыскателей появились гарантии, что имущество не будет продано до погашения долга.
На объекты недвижимого имущества судебным приставом арест налагается только при условии отсутствия у должника денежных средств в рублях, валюте и иных ценностей. Документ разрешает приставам в крайних случаях арестовывать даже дорогое имущество при небольших долгах. По закону стоимость арестованного имущества должна быть соразмерна долгу.
В случае с ипотечной квартирой после 3-х месячного ожидания, банк сначала требует досрочного погашения кредита и только при отсутствии реакции со стороны заемщика представители банка обращаются в суд. Суд же выносит решение о выставлении квартиры на продажу и назначает стартовую цену. И здесь не играет роли, является ли жилье единственным, и зарегистрированы ли в нем дети. На этом этапе еще можно погасить задолженность перед банком деньгами (перезанять, продать машину или другие способы нахождения денег). Если все же новые финансовые возможности не появились, то судебные приставы накладывают на имущество арест — опечатывают квартиру. Теперь банк получит свои деньги после продажи ипотечной квартиры. А продажа состоится после того, как будет вынесено судебное постановление о передачи квартиры-залога на торги с установленной судом начальной ценой. Что происходит довольно быстро.
Даже после решения суда об аресте залоговой квартиры, должник может подать заявление об отсрочке исполнения либо попросить рассрочку для выплаты. Но все же старайтесь не доводить дело до суда. Активно обсуждайте с сотрудниками банка возможные решения, ищите дополнительные финансовые источники.
Чтобы не допустить подобного развития событий, следует взвешенно подходить к вопросу кредитования и к своевременности любых выплат. Значительные, и незначительные просрочки по кредитным платежам несут с собой неприятные последствия для заемщика. В таких серьезных займах как ипотека, просрочка платежа на длительный срок может обернуться полным банкротством всей семьи заемщика. Для того чтобы этого избежать, можно предпринять ряд шагов, в частности:
1. строго планировать семейный бюджет, прежде всего выделяя сумму на погашение займа, а уж затем на остальные расходы;
2. создать неприкосновенный запас в размере 3-4 месячных платежей по кредиту на случай непредвиденных обстоятельств;
3. застраховать жизнь и трудоспособность (также есть программы, позволяющие застраховаться даже от потери места работы);
4. в случае возникновения форс-мажора при полной невозможности гасить кредит, необходимо своевременно обратиться в банк, объяснить ситуацию и попытаться договориться о возможном решении проблемы.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector