Ressib-nsk.ru

Ресиб НСК
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Моральное осуждение отличается от наказания по закону

Моральное осуждение отличается от наказания по закону

Тупое животное, выродок по фамилии Панов зарезал в хакаском селе семью из пяти человек, включая стариков и детей.
Как положено в эпоху интернета, общественность обсуждает происшествие, не жалея слов осуждения, проклятий и небесных кар на голову зверька, который это сотворил.
Чувства людей понятны. Это не может вызвать никаких иных эмоций кроме самых злобных.

Однако упражняясь в кровожданом красноречии в адрес негодяя, эта самая общественность то ли в пылу страстей, то ли в силу, увы, недоумия, как-то случайно обошла вниманием один момент в этой ужасающей истории, напрямую связанный с убийством.

Панов, как выяснилось, уже был осуждён ранее. И тоже за убийство «двух и более лиц». 16 лет назад он зарезал мать и дочь. И получил за это 18 лет, из которых отбыл чуть более 16 и досрочно вышел на свободу. И спустя месяц убил ещё пятерых.

Обвинять Панова, проклинать его самыми последними словами, конечно, можно. Но это бесмысленно. Он не человек. Он дурное животное и появился на свет по недосмотру Всевышнего. Он не понимает смысла человеческой речи и не способен отдавать отчёта своим действиям. Люди должны были исправить ошибку Бога, и после первого преступления он не должен был видеть белый свет до конца своих дней иначе, чем через двойную решётку.

Но его освободили досрочно!

Поэтому кровь невинных людей, зарезанных, как скот, в собственном доме, целиком и полностью на совести тех, кто его освободил.

Но речь тут не о Панове. Он не стоит никаких речей, с ним всё ясно.
Речь о другом.
Короткий ведосюжет, снятый Следкомом о задержании урода, о месте совершения преступления и первых минутах допроса, помимо омерзения от вида уголовника, вызвал у меня совсем другие мысли.

Читать еще:  Как начисляется пени за просрочку коммунальных платежей

Короткий, не более двyх минут, сюжет нечаянно обнажил суровую, тщательно скрываемую правду о нашем времени.
Ту правду, которой нет и никогда не будет в патриотических духоподъёмных пропагандистских агитках ведущих с центральных каналов, захлёбывающихся визгом в параноидальных прогнозах скорой гибели Украины, США, Европы и всего остального мира, и их платных ассисстентов во всех необъятных уголках России-матушки, включая и Хакасию, откуда с регулярной периодичностью постит идиотские патриотические материалы о российском процветании один хорошо знакомый мне бывший кладовщик.

Правда состоит в том, что сибирское село Джирим, в котором случилась трагедия, на самом деле — обычное российское село. Таких и подобных ему — многие тысячи. И поэтому ужасающее запустение, которoe нечаянно запечатлела бесстрастная камера сотрудника Следственного Комитета, какая-то поистине эпическая, некрасовская нищая безнадёжность, в которой жила эта несчастная семья, представляются абсолютно типичными, обычными приметами современной деревенской жизни.

Наполовину сгнивший дом, пустой, запущенный и неухожнный внутри, грязные тряпки, вся гнетущая атмосфера против воли вызывают мысли о том, что в таких же или почти таких же условиях влачат сегодня существование миллионы людей.

Так о каком же законе, о каком правопорядке можно говорить в таких условиях? Ведь нищета, доведённая до такой степени, уже криминальна сама по себе. В ней зреют зёрна уголовщины как единственный ответ и естественная реакция на немыслимые условия существования.

И поэтому помимо тех, кто отпустил Панова из тюрьмы строгого режима досрочно, к ответу должны быть привлечены те, кто довёл это российское, русское село и многие другие, ему подобные до такого состояния, какое с трудом отыщешь сегодня в Бурунди, Конго или Мозамбике.

Но и это лишь преамбула, прелюдия к главному разговору.
Выродки, моральные уроды, существа, изначально лишённые человеческого содержания, всегда были, есть и будут в любом обществе. Такова природа.

Читать еще:  Понятие и сфера действия коллективного договора и соглашения

Маньяки, психопаты, люди с исковерканной от рождения психикой, периодически появлются на свет и в диких африканских джунглях, и в богатых и благополучных американских кварталах.
Они одинаково отвратительны. Разница лишь в том, что такое биологическое существо в США сегодня будет пожизненно изолировано от общества без теоретических шансов на освобождение, в то время, как в где-нибудь в Центрально-Африканской Республике, в Новой Гвинее, в Парагвае или в России оно будет открыто шляться без надзора с ножом и бутылкой дешёвой водки в кармане в поисках первого встречного, которого можно зарезать, потому что «настроение плохое».

И органы правопорядка не вспомнят о его существовании до тех пор, пока он не зальёт кровью очередной дом. Потому что они, как и все остальные, заняты не охраной порядка, а собственным выживанием в немыслимых условиях.
Это и есть социальная среда, одинаково уродующая и обычных людей, и тех, кто должен стоять на их защите. И преступников, и жертв.

И это происходит от неискоренимых нищеты, беззакония и бесправия, в которые загнали эти страны их руководители с молчаливого согласия их народов.
И это уже не просто уголовное деяние особой тяжести. Это социальное явление.

Но если для Новой Гвинеи или Руанды такое положение дел привычно исторически, то для страны, ещё вчера бывшей маяком и символом новой жизни для миллионов людей на Земле, оно чудовищно и не имеет никаких оправданий.

Конечно, просмотрев сюжет о хакаском массовом убийстве, хочется сказать: Панова не надо больше сажать в тюрьму! Это несправедливо! Потому что условия содержания в изоляторе для пожизненно осуждённых неизмеримо лучше, чем условия, в которых жили его жертвы в селе Джирим и в которых жил он сам. Там по крайней мере есть регулярное питание, медпомощь, чистота и порядок — и нет никакой водки.

Читать еще:  Как взимаются долги с пенсионеров за жкх

Поэтому Панов не заслуживает такого наказания.
Он заслуживает быть четвертованным на площади этого села прилюдно, при скоплении народа, особенно тех, кто вместе с ним «пил с горя» и ободряще хлопал его по плечу.
В назидание оставшимся на воле.

Но даже если предположить невозможное, если представить на секунду, что такая казнь негодяя на самом деле будет проведена, надо признать, что она мало что изменит, хотя и заставит некоторые тупые головы задуматься о последствиях.

Радикально решить проблему «пановых» можно только изменением условий, в которых живут сегодня люди в России в тех бесчисленных районах, которые далеки от интересов «инвесторов» из-за границы и их угодливых пособников из числа местной правящей группировки.

Вернуть этим людям работу, детские сады, больницы, школы и дома культуры, вернуть туда милиционеров анискиных, восстановить общественные институты контроля, подобные таким, что были там когда-то.
Вернуть людям уважение к себе и к своей стране.

А тех, кто лишил их всего этого, действительно четвертовать прилюдно, вместе с их защитниками, пропагандистами и агитаторами, с перечислением совершённых ими преступлений, каким бы длинным ни был этот список.
В назидание всем новым реформаторам.
И всем новым пановым.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector